Михаил Бурдуковский "Диагноз: отравление свободой"

Как-то, будучи с Есениным в Ленинграде, поэт Иван Приблудный,  отправился на прогулку раздетым до трусов, уверяя, что это необходимо для закалки. Есенин тут же понял, что сие «одеяние», по сути, то же, что его ранние плисовые шаровары или желтая кофта Маяковского. Он мгновенно остановился и выдал Приблудному по первое число:

– А знаешь, я с тобой не пойду! Не потому, что мне стыдно с тобой идти, а потому, что не нужно. Понимаешь? Не нужно! Ты что? Думаешь, я поверю, что ты из спортивных соображений голый ходишь? Брось, милый! Ты идешь голым, потому что это входит в твою программу! А мне это не нужно! Понимаешь? Ну, так вот. Ты иди по левой стороне, а я – по правой.

Милый, дорогой Сергей Александрович, несущий в своей груди «нежность грустную русской души», и  предположить, наверное, не мог, что через 90 лет в Москве, активистки Pussy Riot в скверном виде, но тоже со своей «программой», будут танцевать в Храме Христа Спасителя, а весь западный мир обрушится на Россию с гневной проповедью соблюдения толерантности и требованием не осуждать  их строго. Да что западный мир. Многие и  наши деятели культуры  и прочего далеко от них не уйдут…

«Хлестнула дерзко за предел нас отравившая свобода…» с болью в душе писал Есенин, наблюдая разрушение русской души свободой, как ветром, сопровождающим новый режим в его стране.  Свободой издеваться на всем тем, «что в человеке свято».

Но ветер, как часть мирового климата на нашей планете, ветер свободы от всего, что в человеке свято, носится  с тех пор по планете, отравляя и усыпляя разум людей и рождая чудовищ. Такое простое и… безальтернативное понятие «Свобода», оказалось анестезией для душ, после которой  человек не способен сопротивляться и осуждать «права сексуальных меньшинств», не способен противостоять новому сексуальному воспитанию в школах, не способен противостоять целому направлению, называемому гендерной политикой…

                                                

Много говорится на эту тему.  Но вот третьего дня я был в Барселоне. Чудный испанский город. Музей Гауди под открытым небом.  Поражает огромное количество молодежи. Временами возникает ощущение непрерывного карнавала, когда в разноцветной сутолоке спускаешься по Ла Рамбла к морю.

Впечатляют магазины, заполненные хамоном и испанскими винами.  А вот и еще магазин напротив. Типичный молодежный магазин. Майки, зонтики, сувениры… Совсем рядом с  прилавком широкий отдел детских игрушек. Пупсы с  бутылочками во рту. Аисты с младенцем в клюве. Чуть постарше – брачные пары. Такие радостные и типичные для Барселоны, Испании, Европы и прочего западного мира с его характерными ценностями.  Молодой человек и его невеста в свадебном наряде. Рядом и ближе к покупателю – другая пара: два молодых человека. Муж и жена. Будущие родитель 1 и родитель 2. Чуть поодаль еще одна счастливая пара: две молодые… особи женского пола, взявшись за руки и смеясь,  смотрят на тебя.  А вот две брачующиеся хохотушки несутся на мотоцикле. А вот такие же пары размерами поменьше. Бери любую! Играйтесь детишки. Выбирайте, что больше понравиться. Все можно, все естественно, нормально. Все надо попробовать. И с самого детства.

С самого детства у ребенка формируется  взгляд на норму в виде узаконенного сожительства всех со всеми.

В психиатрии очень трудно неспециалисту понять, почему бредовой больной так уверен в общении с инопланетянами у него на глазах. Очень трудно это понять человеку со стороны. Для больного человека – действительность с инопланетянами такая же естественная реальность, как солнце на дворе, осенний ветерок, как магазины с хамоном и испанскими винами. И объяснить психически больным людям то, что инопланетян нет - невозможно, как объяснить нам, здоровым, - что нет солнца, нет осеннего ветерка, магазина и вот этого хамона, который из-за санкционной войны я беру здесь в Барселоне.

Для детей, играющих в куклы, в свадьбу мальчика и мальчика или девочки и девочки – действительность на всю жизнь станет именно такой.

Свобода выбора быстро обзавелась диктатом свободы выбора и даже более того подается воинственно, демонстративно, в веселой, жизнеутверждающей, лезущей прямо в руки,  – упаковке.

Много говорится на эту тему. Но достаточно увидеть это своими глазами в полуметре перед собой, что бы понять, что мир стоит на краю пропасти. И бездну уже можно потрогать, протянув руку...