Куда они? И где война?

Культовый пророк публики периода загнивания позднего СССР Борис Гребенщиков в этих строках отразил всю драму пережившего себя былого кумира, впечатанного в своё время, как муха в янтарь.

Новостью дня сегодня стала информация о разработке сенатом США очередной порции САНКЦИЙ против России в рамках законопроекта под говорящим названием: «О защите американской безопасности от Кремлёвской агрессии». Санкции вводятся на этот раз не за что-то, а конкретно против «Путинской России»! То есть, ровно также, как в своё время против Сербии Милошевича и против Ирака Хуссейна.

«Никогда и никто не может отказать человеку в праве познавать Истину и Великую Древнюю Мудрость, которую оставили Боги и Предки». Слово мудрости волхва Велимудра

О том, что здесь вообще происходит Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для соцопросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия.

Из растений Христос проклял только одно - бесплодную смоковницу. Из животных погубил плодовитых свиней, разрешив в них вселиться бесам. Из людей Христос предал проклятию только книжников, которые совмещают в себе бесплодие сухой смоковницы с почти механической производительностью свиней. "Горе вам, книжники!" - это сказано по адресу не народа и не аристократии, а тогдашней интеллигенции, того класса, что зарылся в священных книгах, поработился букве и в гипнозе слов утратил здравый человеческий смысл. Интеллигенцией еврейской тогда были фарисеи. Именно у них Христос отметил пороки книжной переначитанности: противное лицемерие прежде всего, предвзятость, мелочность, "оцеживание комара", соединенное с сумасшедшей надменностью.

Чтобы усилить власть, не нужно "нарушить закон" - достаточно его "исполнить". Как власть Божия не была отменена у иудеев, а только узурпирована их теократией, так государственная власть у нас. И в ветхом нашем, и в новом законе власть утверждена прочно, но осуществление ее в руках бюрократии ослаблено до полного иной раз паралича.

Быть или не быть сильной власти - это то же самое, что быть или не быть России. Вот почему я считаю долгом возвращаться к этому тяжелому вопросу. Речь идет о страшной государственной болезни, которую можно сравнить с перерождением сердца. Болезнь эта появилась у нас давно; может быть, она унаследована в самом зачатии государственности. "Наше государственное тело велико и обильно, но нет соразмерного двигателя внутри. Придите быть нашим сердцем", - говорили новгородцы варягам.

Пришелец, который среди тебя, будет возвышаться над тобою выше и выше, а ты опускаться будешь ниже и ниже. Он будет тебе давать взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы; он будет главою, а ты будешь хвостом... Втор. 28, 43-44

Сeгoдня в Рoссии дoвoльнo мнoгo людeй, пoзициoнирyющих сeбя кaк пaтриoтoв и рaсскaзывaющих всeм o тoм, кaк oни жeлaют блaгa Рoссии. Прoблeмa, oднaкo, в тoм, чтo oтнюдь нe всe из них являются пaтриoтaми нa дeлe, и oчeнь вaжнo нayчиться oтличaть тaких псeвдoпaтриoтoв oт пaтриoтoв нaстoящих.

Раскол сегодняшнего мира доступен даже поспешному взгляду. Любой наш современник легко различает две мировые силы, каждая из которых уже способна нацело уничтожить другую. Но понимание раскола часто и ограничивается этим политическим представлением: иллюзией, что опасность может быть устранена удачными дипломатическими переговорами или равновесием вооружённых сил.

Изображение отсутствует

Когда-то мы не смели и шёпотом шелестеть. Теперь вот пишем и читаем Самиздат, а уж друг другу-то, сойдясь в курилках НИИ, от души нажалуемся: чего только они не накуролесят, куда только не тянут нас! И ненужное космическое хвастовство при разорении и бедности дома; и укрепление дальних диких режимов; и разжигание гражданских войн; и безрассудно вырастили Мао Цзедуна (на наши средства) – и нас же на него погонят, и придётся идти, куда денешься? и судят, кого хотят, и здоровых загоняют в умалишённые – все «они», а мы – бессильны.

Так уж повелось в России, что для нас Англия предстаёт в образе некоего источника европейской демократии. В школе нам рассказывают, что первый парламент был создан именно на Британских островах, что там зародилась Демократия.

Россия — восточная часть Европы, много раз сталкивавшаяся с остальной Европой. Наполеоновские войны, две мировые и холодная война — все эти конфликты касались по меньшей мере статуса России и ее отношений с остальной Европой. Ни одна из войн не привела к окончательному решению этого вопроса, ибо, в конце концов, единая и независимая Россия выживала или даже торжествовала.