Stratfor о развале России

 

Россия — восточная часть Европы, много раз сталкивавшаяся с остальной Европой. Наполеоновские войны, две мировые и холодная война — все эти конфликты касались по меньшей мере статуса России и ее отношений с остальной Европой. Ни одна из войн не привела к окончательному решению этого вопроса, ибо, в конце концов, единая и независимая Россия выживала или даже торжествовала. Проблема заключается в том, что само существование единой России представляет серьезный потенциальный вызов Европе. Есть такой американский политолог Джордж Фридман — основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор». Начало своей карьеры геополитика Фридман, как и большая часть его молодых коллег, посвятил проблеме советско-американских отношений. В 80-х Фридман написал несколько научных работ на тему мирового военного баланса и ядерного паритета. В 1994 Джордж Фридман основал Центр геополитических исследований при Луизианском государственном университете, занимающийся стратегическим прогнозированием. В 1996 Фридман создал частное разведывательное агентство «Стретфор». Strategic Forecasting Inc. — американская частная разведывательно-аналитическая компания. Barron's Magazine в одной из своих статей назвал компанию «теневым ЦРУ». Джордж Фридман возглавляет компанию с момента основания. Вице-президентом компании по контртерроризму и корпоративной безопасности является Фред Бартон. Компания занимается сбором и анализом информации о событиях в мире. Информация поступает к ним как из СМИ и прочих открытых источников, так и из собственных источников компании. На основании собранных сведений аналитиками компании составляются экономические и геополитические прогнозы. Часть секретных документов компании обнародовал WikiLeaks. Список клиентов компании конфиденциален, однако известно, что среди них есть крупные корпорации и правительственные учреждения, как американские, так и иностранные. В настоящее время продукция компании распространяется, в основном, по индивидуальным подпискам, наиболее полной и всеобъемлющей является серия Premium. Другие сервисы, такие как Global Vantage, предназначены для коммерческих и правительственных структур и включают в себя дополнительные опции, такие как возможность послать специалистам компании запрос и получить ответ в течение 24 часов, а также поучаствовать в ежемесячной телеконференции с директором компании Джорджем Фридманом. Многие работы Stratfor находятся в свободном доступе на сайте компании. Так вот, господин Фридман написал прелюбопытную книжку «Следующие 100 лет - Прогноз событий XXI века». Хочу ознакомить вас с главой, касающейся России, с прогнозом хода развития событий до 2020 года. Почитайте, весьма интересно, каким видят ближайшее будущее нашей страны наши… назовем их «недоброжелатели». Читайте: Перезагрузка (Россия — 2020 г.) В геополитике крупные конфликты повторяются. Например, Франция и Германия неоднократно воевали друг с другом, как неоднократно воевали Польша и Россия. Когда какая-либо война не решает породившую ее геополитическую проблему, конфликт будет повторяться вновь и вновь, до тех пор, пока проблема не будет решена. В случае же, если не вспыхивает новая война, нерешенная проблема создает напряженность и противостояние. Крупные конфликты коренятся в порождающих их реальностях — а эти реальности изменить непросто. Вспомните, как часто геополитика Балкан приводила к повторению войн, которые вели веком ранее. Из чего состоит русская национальная идея В статье: Идеи Ивана Ильина и современная Россия В статье: Истоки русского мессианства В статье: Почему России не нужна идеология В статье: Почему консервативная Россия - угроза миру Россия — восточная часть Европы, много раз сталкивавшаяся с остальной Европой. Наполеоновские войны, две мировые и холодная война — все эти конфликты касались по меньшей мере статуса России и ее отношений с остальной Европой. Ни одна из войн не привела к окончательному решению этого вопроса, ибо, в конце концов, единая и независимая Россия выживала или даже торжествовала. Проблема заключается в том, что само существование единой России представляет серьезный потенциальный вызов Европе. Россия — огромная территория с огромным населением. Россия намного беднее остальной Европы, но у нее есть два актива — территория и природные ресурсы. Как таковая, эта страна вызывает постоянное искушение у европейских держав, которые видят в России возможность увеличить свою территорию и богатство за счет экспансии на восток. Впрочем, в прошлом вторжения европейцев в Россию заканчивались катастрофами. Если русские не громили врагов, они настолько изнуряли захватчиков своим отпором, что их громил кто-то другой. Время от времени Россия сама осуществляла экспансию на запад, угрожая Европе своими массами. Бывали и периоды, когда пассивная Россия, которой пренебрегали, часто пользовалась преимуществами такого пренебрежения, но со временем те, кто недооценивал Россию, расплачивались за свои ошибки. Сложилось впечатление, что холодная война разрешила русский вопрос, но это всего лишь впечатление. Если бы в 90-х гг. XX в. рухнула Российская Федерация, если бы она развалилась на множество мелких государств, российское могущество развеялось бы как дым, а с его исчезновением исчез бы и российский вызов Европе. Если бы американцы, европейцы и китайцы обрушились на Россию с целью ее уничтожения, русский вопрос был бы наконец решен. Но в конце XX в. европейцы слишком слабы и разобщены, китайцы слишком замкнуты и поглощены своими внутренними проблемами, а американцы после 11 сентября 2001 г. слишком отвлечены войной с исламистами для того, чтобы действовать решительно. Те действия, которые предприняты США, недостаточны и не сосредоточены. В сущности, эти действия лишь встревожили русских, предупредили их об огромной опасности, потенциально исходящей от США, и гарантировали ответ на эту угрозу. Принимая во внимание тот факт, что Россия не развалилась, можно уверенно сказать, что русский геополитический вопрос возникнет вновь. Учитывая, что Россия в настоящий момент вновь набирает энергию, можно предположить, что русский вопрос возникнет скорее раньше, нежели позже. Этот будущий конфликт не будет повторением холодной войны, подобно тому, как Первая мировая война не была повторением наполеоновских войн. Но в этом конфликте будет заново поставлен фундаментальный русский вопрос: если Россия — единое национальное государство, то где находятся ее границы и каковы ее отношения с соседями? Этот вопрос будет определять следующий крупный этап мировой истории в период, предшествующий 2020 г. Российская динамика. Если мы хотим понять поведение и намерения России, нам следует начать с коренной слабости России, с ее границ, особенно на северо-западе. Даже когда Россия контролировала Украину, как было на протяжении нескольких веков, а Беларусь и Молдавия были частями Российской империи, эта империя так и не имела естественных границ на севере. В центре и на юге граница опиралась на Карпатские горы, простирающиеся на север до границ со Словакией и Польшей. А к востоку от Карпат вдоль реки Припять лежит топкая и непроходимая болотистая низменность. Но к северу и к югу (или к востоку от Карпат) нет мощных естественных преград, которые защищали бы Россию — или ее соседей. Как устроено российское общество В статье: Скрытая реальность в России В статье: Скрытые пружины России В статье: Построение нации в России На Северо-Европейской равнине, где бы ни была проведена граница, Россия все равно остается открытой для нападения. Но этой равнине очень немного важных естественных рубежей. Даже если Россия продвинет свою западную границу до Германии (что и было сделано в 1945 г.), эта западная граница все равно не будет иметь физической опоры. Единственным физическим преимуществом, какое может иметь Россия, является глубина ее территории. Чем дальше на запад продвинуты границы России, тем большее расстояние придется покрыть завоевателям, чтобы добраться до Москвы. Поэтому-то Россия всегда стремилась продвинуться по Северо-Европейской равнине на запад, а Европа всегда стремилась продвинуться на восток. С другими границами России дело обстоит иначе. Говоря «Россия», мы имеем в виду территорию бывшего Советского Союза, приблизительно совпадающую с территорией Российской империи в конце XIX в. На юге Россия имеет надежную естественную границу. Черное море и Кавказские горы отделяют ее от Турции и Ирана, от которого к тому же Россия отделена Каспийским морем. Пустыня Каракумы в Южном Туркменистане идет вдоль границы с Афганистаном и упирается в Гималаи. Россия озабочена ирано-афганским участком своей границы и может продвигаться на юг, как это неоднократно происходило в прошлом, но не опасается вторжения с юга. Россия имеет протяженную и уязвимую границу с Китаем, но эта уязвимость существует только на карте. Вторжение в Сибирь практически невозможно, ибо Сибирь — это огромные дебри. На западной границе Китая есть потенциально слабое место, но оно второстепенно. Таким образом, Российская империя в любом своем перевоплощении вполне защищена. Исключение составляет лишь участок границы в Северной Европе, где Россия сталкивается с самыми серьезными угрозами — географическими особенностями и мощными европейскими государствами. У России хватило сил собраться после падения коммунизма. В 1989 г. Санкт-Петербург, жемчужина России, находился приблизительно в 1600 км от войск НАТО. Теперь эта дистанция сократилась до менее чем 160 км. В 1989 г. кратчайшее расстояние от Москвы до границ СССР было около 1900 км, теперь расстояние составляет примерно 360 км. На юге, после образования независимого украинского государства, позиции России на Черном море стали слабыми — Россию вытеснили на северную оконечность Кавказа. Афганистан, пусть временно и условно, оккупирован американцами, и Россия утратила опору в Гималаях. Если бы появилась армия, заинтересованная во вторжении, Российская Федерация была бы фактически беззащитна. Стратегическая проблема России состоит в том, что Россия — огромная страна со сравнительно плохими путями сообщения и неважным транспортом. Если бы на Россию напали по всему периметру, она, несмотря на численность своей армии, оказалась бы неспособна к успешной обороне. России трудно провести мобилизацию и быстро развернуть силы на множестве фронтов, поэтому ей приходится содержать очень большую постоянную армию, которую можно заранее развертывать в районах, где возникают угрозы… Это давление накладывает огромное бремя на экономику России, подрывает ее и усиливает ее уязвимость перед давлением извне. Именно это случилось с Советским государством. Разумеется, Россия оказывается в опасности не в первый раз. Объяснение данных таблицы В статье: Позиции русского языка в мире Защита границ — не единственная проблема современной России. Государство остро осознает наступление страшного демографического кризиса. Сейчас население России насчитывает 145 млн человек, а в 2050 г., согласно прогнозам, оно составит 90-125 млн. Время работает против России. Вскоре эта страна столкнется с проблемой комплектования армии, достаточной для решения стратегически необходимых задач. В структуре населения России численность русских падает по отношению к численности других этнических групп, и это оказывает на Россию сильное давление, побуждающее ее действовать скорее раньше, нежели позже. В своем нынешнем географическом положении России остается лишь ждать случая. Учитывая траекторию российской демографии, через 20 лет действовать, пожалуй, будет поздно, и российские лидеры знают об этом. России не надо завоевывать мир, но ей необходимо восстановить и удержать буферные зоны вдоль своих границ, то есть, в сущности, восстановить старые границы бывшего Советского Союза. Раздираемая геополитическими, экономическими и демографическими проблемами, Российская Федерация по необходимости сделала фундаментальный сдвиг. На протяжении 100 лет российские правительства стремились модернизировать свою страну, пытаясь догнать остальную Европу. Им никогда не удавалось справиться с этой задачей. И примерно в 2000 г. Россия изменила акценты в своей стратегии. Вместо сосредоточения усилий на промышленном развитии, как это было в прошлом веке, переосмыслив свои возможности, Россия начала относиться к себе как к экспортеру природных ресурсов, прежде всего энергии и энергоносителей, а также и минералов, сельскохозяйственной продукции, древесины и драгоценных металлов. Сместив акцент с индустриального развития на добычу сырья, Россия пошла по пути, весьма отличающемуся от прежнего, который более характерен для развивающихся стран. Но благодаря неожиданному росту цен на энергию и сырье этот переход не только спас российскую экономику, но и укрепил ее настолько, что Россия смогла себе позволить селективную повторную индустриализацию. Самым важным последствием сдвига акцентов в экономической политике является то, что, поскольку производство сырья требует меньших затрат труда, чем промышленное производство, сырьевая экономика дала России ту экономическую основу, которую можно поддерживать в условиях сокращающегося населения. Сырьевая экономика также дала России рычаг давления, которым можно пользоваться в международной системе. Европа остро нуждается в энергии. Россия, строя трубопроводы для поставки природного газа, удовлетворяет потребности Европы в энергии, одновременно решая собственные экономические проблемы и ставя Европу в зависимость от себя. В мире, нуждающемся в энергии, российский экспорт энергии и энергоносителей подобен поставкам героина. Страны, однажды воспользовавшиеся газом и нефтью из России, попадают в своеобразную зависимость от этих поставок. Россия уже использует свои газовые ресурсы как инструмент принуждения других стран, заставляя тех склониться перед своей волей. Эта власть проникает в самое сердце Европы, где немцы и прежние советские сателлиты из Восточной Европы зависят от российского природного газа. В сочетании с другими ресурсами это позволяет России оказывать сильное давление на Европу. ttp://voprosik.net/predskazanie-trockogo-o-sovremennoj-rossii Зависимость может быть палкой о двух концах. Слабая в военном отношении Россия не в состоянии оказывать длительное давление на соседей, которые могут решиться на захват российских богатств. Поэтому Россия должна восстановить свою военную мощь. Сочетание богатства и слабости — плохое сочетание для страны. Если Россия богата природными ресурсами и желает экспортировать их в Европу, она должна быть в состоянии защищать свое достояние и формировать международную среду, в которой существует. В следующем десятилетии Россия станет более богатой (по крайней мере, по сравнению с прошлым), но в географическом отношении она окажется уязвимой. Поэтому Россия использует часть своих богатств на создание военной мощи, которая будет соответствовать защите ее интересов, и на создание буферных зон для защиты от остального мира, а затем — и на создание буферных зон, ограждающих буферные зоны. Большая стратегия России предполагает создание глубоких буферных зон вдоль Северо-Европейской равнины, внесение раскола в ряды своих соседей и манипулирование ими, что позволит построить новый региональный баланс сил в Европе. Тесные границы без буферных зон и объединение против нее соседей — вот с чем не сможет смириться Россия. Вот почему ее последующие действия будут казаться агрессивными, хотя в действительности — носить оборонительный характер. В развитии действий России будет три фазы. На первой фазе Россия сосредоточится на восстановлении влияния и эффективного контроля в пределах бывшего Советского Союза, воссоздании советской системы буферов. На второй фазе Россия попытается построить второй ряд буферных зон, уже за пределами бывшего Советского Союза. Россия постарается сделать это, не провоцируя остальные государства на создание общего фронта противодействия, подобного тому, который удушил ее во время холодной войны. И на третьей фазе (которая в действительности разворачивается с самого начала описываемого трехфазного процесса) Россия попытается предотвратить формирование антироссийских коалиций. Здесь стоит вернуться к причинам, по которым бывший Советский Союз во второй половине XX в. мог сохраняться в целости. Советский Союз был сплочен не одной лишь силой, но еще и системой экономических отношений, которые поддерживали СССР так же, как прежде поддерживали целостность Российской империи. Бывший Советский Союз обладал географическим единством — это была огромная, в основном континентальная держава в сердце Евразии. Внутренние транспортные системы были крайне неразвитыми, что обычно наблюдается в континентальных регионах, где речные и сельскохозяйственные системы не соответствуют друг другу. Поэтому в России трудно перевозить продовольствие, а после индустриализации стало трудно перевозить и промышленные товары. Подумайте о бывшем Советском Союзе как о части Евразийского материка, простиравшейся от берегов Тихого океана на запад через заброшенные земли, которые лежат к северу от населенного Китая. Затем граница Советского Союза проходила к северо-западу от Гималаев и вдоль южной части Центральной Азии, достигала Каспийского моря, проходила по Кавказу. Далее граница опиралась на Черное море, а потом — на Карпаты. На севере была только Арктика. Эти границы очерчивали огромную сухопутную территорию, на которой существовали республики со слабыми экономиками. Если мы представим Советский Союз как естественную группировку географически изолированных и экономически отсталых стран, мы сможем понять, что обеспечивало единство этой державы. Страны, составлявшие СССР, держались вместе по необходимости. Они не могли конкурировать с остальным миром экономически, но, будучи изолированы от глобальной конкуренции, могли дополнять и поддерживать друг друга. Это была естественная группировка, в которой охотно господствовала Россия. Страны, лежащие за Карпатскими горами (оккупированные русскими после Второй мировой войны), стали сателлитами СССР и не были включены в состав этой естественной группировки. Если бы не военное присутствие СССР, эти страны ориентировались бы не на Россию, а на остальную Европу. Бывший Советский Союз состоял из членов, которым на самом деле некуда было податься. Старые экономические связи по-прежнему господствуют в регионе — за исключением того, что новая российская экономическая модель, основанная на экспорте энергоресурсов, сделала эти страны еще более зависимыми, чем они были прежде. Украина, которая тянется к остальной Европе, не может ни конкурировать с Европой, ни участвовать в ее жизни. Естественные экономические отношения связывают Украину с Россией. Украина зависит от поставок энергоресурсов из России и в конечном счете склонна к тому, чтобы смириться с военным господством России. Такова динамика, которой воспользуется Россия для восстановления своей сферы влияния. Воссоздание сферы влияния не обязательно означает восстановление формальной политической структуры, управляемой из Москвы, хотя и такой вариант развития событий вполне мыслим. Гораздо более важным является то, что российское влияние в регионе в течение следующих 5-10 лет будет резко усиливаться. Для того чтобы придать размышлениям на эту тему некоторую упорядоченность, давайте разобьем ситуацию на три театра действий — Кавказ, Среднюю Азию и европейский театр, включающий страны Балтии. Кавказ. По Кавказу проходит граница между Россией и Турцией, и в прошлом Кавказ был точкой начала конфликтов между двумя империями. В годы холодной войны Кавказ также был горячей точкой. Турецко-советская граница проходила через Кавказ. На советской стороне границы находились три отдельные республики — Армения, Грузия и Азербайджан, ныне ставшие независимыми государствами. Кавказский хребет также уходит на север, на территорию Российской Федерации, включающей заселенные мусульманами районы — Дагестан и, что еще важнее, Чечню, в которой после падения коммунизма началась партизанская война против русского владычества. С чисто оборонительной точки зрения точные границы сфер влияния России и Турции неважны до тех пор, пока обе эти державы присутствуют где-то на Кавказе. Изрезанный рельеф местности делает оборону сравнительно простым делом. Однако если Россия полностью утратит свои позиции на Кавказе и будет оттеснена на север, в степи, ее положение усложнится. Поскольку расстояние между Украиной и Казахстаном составляет всего несколько сотен километров, Россия окажется в стратегически сложном положении. Вот почему Россия не стремится к компромиссу по Чечне. Южная часть Чечни находится в глубине Северного Кавказа. Если эта часть будет потеряна, России придется свертывать все свои позиции на Кавказе. Учитывая это, для России было бы предпочтительнее закрепиться где-то дальше к югу, в Грузии. Соседнее с Грузией государство Армения — союзница России. Будь Грузия российской, позиции России на Кавказе оказались бы намного более стабильными. Контроль над Чечней — совершенно необходим. Новое поглощение Грузии — желательно. Удержание Азербайджана не сулит стратегического преимущества, но Россия не возражала бы против превращения Азербайджана в буфер против Ирана. Российские позиции здесь вполне удовлетворительны, но Грузия, которая отнюдь не случайно вступила в тесные союзнические отношения с США, — соблазнительная для России цель, что и показал конфликт, произошедший между Грузией и Россией в августе 2008 г. В регионе продолжают кипеть острые конфликты, типичные для горных районов, населенных мелкими этническими группами. Например, армяне ненавидят турок, которых обвиняют в геноциде армян в начале XX в. Армения ищет защиты у России. Армяно-грузинская вражда принимает весьма острые формы. Хотя лидер СССР Сталин был грузином, дружба между народами СССР не привилась: грузины враждебно относятся к армянам, а к русским — с крайним подозрением. Русские же считают, что грузины допускают через свою территорию провоз оружия для чеченских повстанцев, а то, что грузины стали очень близки к американцам, еще более осложняет ситуацию. Азербайджан враждебен Армении и поэтому близок к Ирану и Турции. В ситуации на Кавказе очень трудно разобраться и еще труднее так или иначе с нею справиться. Советскому Союзу удалось фактически разрешить эту сложную ситуацию, включив закавказские страны в состав СССР после Первой мировой войны и безжалостно подавив их автономию. Россия просто не может проявлять безразличие к тому, что происходит и будет происходить в этом регионе (если только не собирается утратить позиции на Кавказе), поэтому если она действительно намеревается подтвердить свое положение, то начнет делать это с Грузии. Поскольку США рассматривают Грузию как стратегический актив, возрождение российского влияния на Кавказе приведет к конфронтации с США. Если только мятеж в Чечне не будет полностью подавлен, России придется двинуться на юг, изолировать мятежников и закрепиться в горах. Есть две державы, которые не хотят, чтобы эти планы осуществились, — это США и Турция. Американцы будут рассматривать российское господство в Грузии как подрыв собственных позиций в регионе, а турки воспримут его как усиление армян и новое появление российской армии близ своих границ. Русских же это противодействие еще больше убедит в необходимости действовать. Результатом станет очередная кавказская война. Средняя Азия. Средняя Азия — огромный регион, выходящий к Каспийскому морю и граничащий с Китаем. Население Средней Азии преимущественно исповедует ислам и поэтому, как мы уже видели, захвачено масштабной дестабилизацией, происходящей в исламском мире после падения СССР. Сама по себе Средняя Азия имеет определенную экономическую ценность как регион, богатый энергетическими ресурсами. Но для России Средняя Азия не представляет особой стратегической ценности, разве что в случае, если другая великая держава вознамерится утвердиться в этом регионе и использовать его как плацдарм против России. Если такое случится, Средняя Азия станет крайне важной. Войска державы, контролирующей Казахстан, будут находиться в какой-то сотне километров от Волги, речной артерии российского сельского хозяйства. В 90-х гг. XX в. в этот регион устремились западные энергетические компании. Россия не возражала против этой экспансии. Она была не в состоянии ни конкурировать с западными компаниями, ни установить военный контроль над регионом. Средняя Азия оставалась нейтральной и не слишком важной зоной для России. События 11 сентября 2001 г. в корне изменили эту ситуацию и заново определили геополитическое значение Средней Азии. Данные события побудили США к вторжению в Афганистан. Так как США не могли быстро начать вторжение сами, они обратились за помощью к России. Американцы просили у русских помощи, во-первых, в деле активизации Северного альянса, афганской группировки, выступавшей против талибов. По планам американцев, Северный альянс должен был сыграть важную роль в наземных операциях. Русские спонсировали Северный альянс и, в сущности, контролировали эту группировку. Во-вторых, американцы просили у русских поддержки в деле получения баз в нескольких среднеазиатских странах. В техническом смысле эти страны были независимыми, но США просили помощи в установлении контактов с Северным альянсом и не могли себе позволить раздражать русских. Не желали гневить Россию и среднеазиатские страны, а для того, чтобы попасть на базы в Средней Азии, самолетам США надо было пролетать в воздушном пространстве бывшего СССР. Русские согласились с американским военным присутствием в данном регионе, полагая, что у них есть договоренность о том, что это присутствие будет временным. Но поскольку война в Афганистане приняла затяжной характер, США остались в Средней Азии, а поскольку они остались в данном регионе, их влияние в разных среднеазиатских республиках стало возрастать. В России поняли — то, что было вполне благополучной буферной зоной, все более подпадает под влияние главной мировой державы, которая теснит Россию и на Украине, и на Кавказе, и в странах Балтии. К тому же по мере роста цен на энергию и энергоносители и перехода России к новой экономической стратегии энергетические ресурсы Средней Азии стали более важными. Россия не желала, чтобы американские войска находились в сотне километров от Волги. Россия просто обязана была реагировать на усиление позиций США в Средней Азии, и, вместо прямых действий, русские стали манипулировать политической ситуацией в регионе, уменьшая могущество США. Это был ход, рассчитанный на возвращение Средней Азии в российскую сферу влияния. А американцы, находящиеся в другом конце света, издерганные хаосом, царящим в Афганистане, Иране и Пакистане, попросту были не в состоянии сопротивляться. Россия вновь утвердила свои естественные позиции. Что примечательно: Средняя Азия — одно из немногих мест, недосягаемых для военно-морской мощи США. Средняя Азия — регион, где США не могут закрепиться, если на них оказывает давление Россия. В этом регионе потенциальной проблемой могут стать китайцы, но, как мы уже видели, это вряд ли случится. Китай имеет экономическое влияние в Средней Азии, но у России, в конце концов, есть и военные, и финансовые возможности, чтобы превзойти Китай. Россия может предложить Китаю доступ в Среднюю Азию, но схемы, созданные в XIX в. и сохраненные Советским Союзом, проявятся снова со всей силой. Поэтому, по моему мнению, Средняя Азия вернется в сферу российского влияния в начале 2-го десятилетия XXI в., задолго до того, как на Западе, в Европе, начнется крупная конфронтация. Европейский театр. Европейский театр — это, конечно же, зона, непосредственно прилегающая к России с запада. В этом регионе Россия граничит с тремя государствами Балтии (Эстонией, Латвией и Литвой) и двумя независимыми республиками — Беларусью и Украиной. Все эти государства были частями сначала Российской империи, а затем — Советского Союза. За ними лежит пояс бывших сателлитов СССР — Польша, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария. Для обеспечения основ своей национальной безопасности современной России необходимо господствовать в Беларуси и на Украине. Государства Балтии в этом смысле вторичны, но все-таки важны. Восточная Европа не имеет решающего значения до тех пор, пока Россия опирается на Карпаты на юге и имеет крупные силы на Северо-Европейской равнине. Разумеется, все это может осложниться. Украина и Беларусь для России — всё. Если эти страны попадут в руки врага (например, вступят в НАТО), Россия окажется в смертельной опасности. От границы с Беларусью до Москвы — чуть более 300 км. От границы с Украиной до Волгограда, бывшего Сталинграда, — меньше 300 км. Россия оборонялась и от Наполеона, и от Гитлера за счет глубины своей территории. Без Беларуси и Украины эта глубина исчезает. Исчезает земля, которую можно обменивать на кровь врага. Конечно, думать, будто бы НАТО представляет угрозу для России, абсурдно. Но в России мыслят 20-летними циклами и знают, как быстро то, что кажется абсурдным, становится возможным. В России также знают, что США и НАТО систематически расширяют сферу своей деятельности, предоставляя странам Восточной Европы и государствам Балтии членство в НАТО. И как только США начали вовлекать в НАТО Украину, Россия изменила свое отношение и к случаям американского вмешательства, и к Украине. С точки зрения России расширение НАТО за счет Украины угрожает российским интересам точно так же, как пришествие Варшавского договора в Мексику угрожало бы интересам США. Когда в 2004 г. в Украине произошло восстание прозападно настроенных украинцев («оранжевая революция») и казалось, что Украина вступит в НАТО, русские обвинили США в попытках окружить и уничтожить Россию. О чем думали американцы — вопрос открытый, но то, что Украина при вступлении в НАТО потенциально уничтожает национальную безопасность России, обсуждению не подлежит. В России не стали проводить военную мобилизацию, ограничившись мобилизацией спецслужб, имеющих превосходные связи на Украине. Русские подорвали «оранжевую революцию», сыграв на расколе между пророссийской Восточной Украиной и проевропейской Западной Украиной. Это оказалось совсем нетрудным делом, и вскоре украинская политика зашла в тупик. Утверждение российского влияния в Киеве — всего лишь вопрос времени. Еще проще дела обстоят в Беларуси. Как мы уже отмечали, Беларусь — наименее реформированная из бывших советских республик. Беларусь остается централизованным авторитарным государством. И того важнее: руководство Беларуси не раз оплакивало исчезновение СССР и предлагает России особый союз. Подобный союз возможен, конечно, только на российских условиях, что приводит к напряженности, однако вступление Беларуси в НАТО невозможно. Новое поглощение Беларуси и Украины российской сферой влияния станет фактом в следующие 5 лет. Когда это произойдет, Россия вернется к границам с Европой, примерно соответствующим тем, которые существовали в период между двумя мировыми войнами. Восстановленные границы на юге будут опираться на Кавказ, защищены Украиной, а на севере — соприкасаться с Польшей и странами Балтии. Эта конфигурация заставляет задаться двумя вопросами: какая страна является самой могущественной на севере и где именно должны проходить границы. И тут настоящей точкой вспышки станут страны Балтии. Традиционный маршрут вторжения в Россию — полоса между Карпатами и Балтийским морем. Ширина этой полосы — около 500 км. Местность там легко проходимая, с небольшим числом водных преград. Северо-Европейская равнина сулит агрессору легкую прогулку. Европейский агрессор может двинуться прямо на восток, к Москве, или на северо-восток, к Санкт-Петербургу. В годы холодной войны расстояние от Санкт-Петербурга до передовых линий НАТО превышало 200 км. Сегодня это расстояние составляет немногим больше 100 км. И этот факт объясняет стратегический кошмар, с которым Россия сталкивается в Прибалтике, как объясняет и меры, которые, как представляется русским, необходимо принять для решения проблемы. Некогда три балтийские страны были частью Советского Союза, после развала которого они обрели независимость. А затем, воспользовавшись едва открывшейся и весьма быстро закрывшейся возможностью, эти государства вступили в НАТО. Как мы видели, европейцы, скорее всего, слишком глубоко погружены в цикл упадка, чтобы проявить энергию и воспользоваться этой ситуацией. Однако русские не собираются рисковать своей национальной безопасностью на основе данного предположения. Они видели, как войска Германии, бывшей еще страной-калекой в 1932 г., уже в 1941 г. стояли у ворот Москвы. Включение стран Балтии и Польши в НАТО приблизили границы НАТО чрезвычайно близко к сердцу России. Для страны, за последние пару веков пережившей три вторжения, удобное предположение, будто бы НАТО и ее члены не представляют угрозы, не из числа тех, которые можно делать без всякого риска. С точки зрения российской стороны, основные ворота вторжения в Россию не только широко распахнуты, но и находятся в руках стран, проявляющих подчеркнутую враждебность. Страны Балтии никогда не простят оккупации их земель бывшим СССР. Столь же ожесточены поляки, питающие глубокое недоверие к намерениям России. Теперь, став членами НАТО, эти страны образуют передовую линию. За ними лежит Германия, страна, которой русские не доверяют так же, как поляки и жители стран Балтии не доверяют России. Русские определенно впадают в паранойю, но это никоим образом не означает, что у них нет врагов или они безумны. Главная точка любой конфронтации такова. Россия может существовать более или менее спокойно при условии, что Балтийский регион нейтрален. Но жить в условиях, когда страны Балтии являются членами НАТО и близки с американцами — это более серьезный риск, решаться на который русским не хочется. С другой стороны, американцы, прижатые к стенке в Средней Азии и вынужденные проявлять осторожность на Кавказе, не могут уйти из Балтии. Любой компромисс по трем балтийским членам НАТО ввергнет Восточную Европу в панику. Поведение восточноевропейских стран станет непредсказуемым, и у России появится возможность распространить свое влияние дальше на запад. Россия весьма заинтересована в таком развитии событий, но если американцы захотят, они смогут приложить немалую мощь и сдержать поползновения русских. Следующим ходом России станет соглашение с Беларусью о создании интегрированной системы обороны. Беларусь и Россия связаны очень давно, так что такой союз станет естественной реставрацией прошлого. Этот союз приведет российские войска на границы государств Балтии, а также на границу с Польшей — и это разожжет полномасштабную и острую конфронтацию. Поляки боятся русских и немцев. Зажатые между Россией и Германией, лишенные естественных рубежей обороны, поляки опасаются того, кто в данный момент сильнее. В отличие от других стран Восточной Европы, отгороженных от России по меньшей мере Карпатами и граничащих не с Россией, а с Украиной, поляки находятся на опасной Северо-Европейской равнине. Когда российские войска вернутся на восточную границу Польши в процессе конфронтации с государствами Балтии, поляки тотчас же отреагируют. Население Польши — почти 40 млн человек. Польша — немаленькая страна и, поскольку ее поддержат США, не мелкая величина. Польша поддержит страны Балтии. Российская сторона, втянув в свой союз с Беларусью и Украину, развернет свои армии на границе с Польшей и далее на юг, вплоть до Черного моря. В этот момент Россия начнет процесс попыток нейтрализовать государства Балтии. Эти события, как я полагаю, могут произойти в середине 2-го десятилетия XXI в. В распоряжении российской стороны будет три инструмента осуществления воздействия на государства Балтии. Во-первых, тайные операции. Россия станет финансировать и вдохновлять русские меньшинства в этих странах и любые пророссийские элементы, какие существуют там или могут быть подкуплены точно так же, как это делают США с неправительственными организациями во всем мире. Когда латыши, литовцы и эстонцы подавят подобные движения, это даст российской стороне предлог к использованию второго инструмента — экономических санкций. Прежде всего будут перекрыты поставки природного газа. Наконец, Россия использует военное давление, развернув крупные силы на границах со странами Балтии. Психологическое давление будет огромным. В последние годы много говорили о слабости Российской армии. В десятилетие, последовавшее за падением СССР, эти разговоры были оправданны. Но ныне мы сталкиваемся с новой реальностью: с 2000 г. слабость стала превращаться в силу и к 2015 г. станет делом прошлого. Предстоящая конфронтация в Северо-Восточной Европе случится не внезапно. Это будет затяжная конфронтация. У российской военной мощи достаточно времени для развития. Одной из сфер, в которых Россия в 90-х годах XX в. продолжала исследования и разработки, были передовые военные технологии. К 2010 г. Российская армия определенно окажется самой боеспособной армией в регионе. К 2015–2020 гг. российская военная мощь станет вызовом для любой державы, пытающейся проецировать силу в рассматриваемый регион. Даже для США. Россия столкнется с группой стран, неспособных защититься собственными силами, и 1 НАТО, которая эффективна только при условии, что США готовы применить силу. Как мы уже видели, в Евразии США проводят, в сущности, одну политику — политику предотвращения установления господства любой державы над Евразией или ее частью. Если Китай ослабнет или распадется, а Европа окажется слаба и разобщена, у США появится фундаментальный интерес избежать общей войны, замкнув Россию на государствах Балтии и поляках, которые неспособны мыслить глобально. В поддержке этих стран США используют свой традиционный метод — передачу технологий. По мере приближения 2020 г. новые военные технологии потребуют меньших по численности, но более эффективных вооруженных сил, что означает, что малые страны могут обладать непропорционально большой военной мощью, если имеют доступ к передовым технологиям. США захотят усилить мощь Польши и стран Балтии и тем самым связать Россию, что будет наилучшим способом ее сдерживания. Грузия на Кавказе представляет второстепенный очаг конфликта. Раздражая Россию, Грузия станет отвлекать силы от Европы и, таким образом, станет районом вмешательства США. Но значение будет иметь не Кавказ, а Европа. Учитывая американскую мощь, можно предположить, что США не нанесут удара непосредственно по России и не допустят каких-либо авантюр со стороны своих союзников. Россия же, со своей стороны, скорее, захочет оказать давление на США в других точках Европы или частях света (например, попытаться дестабилизировать граничащие с Россией страны вроде Словакии и Болгарии). Конфронтация охватит всю границу между Россией и остальной Европой. Основная стратегия России будет заключаться в попытках расколоть НАТО и изолировать Восточную Европу. Ключевую роль в этих попытках будут играть немцы, а затем — французы. Ни те ни другие не хотят новой конфронтации с Россией. Это обособившиеся страны, к тому же Германия зависит от российского природного газа. Немцы стараются уменьшить свою зависимость от российского газа и, возможно, в какой-то мере преуспеют в этом, но они все равно будут зависеть от поставок больших объемов природного газа, без которых не смогут обойтись. Поэтому русские станут убеждать немцев в том, что американцы снова используют их для сдерживания России, тогда как Россия не только не угрожает Германии, но, напротив, имеет общий с нею интерес — существование между ними стабильного, нейтрального буфера в лице независимой Польши. Российская сторона будет утверждать, что вопрос о государствах Балтии не входит в эту формулу. Единственная причина, по которой американцы могут заботиться о странах Балтии, заключается в том, что США нужны плацдармы на Балтике для развертывания агрессии против России. А та, в свою очередь, проявит готовность гарантировать странам Балтии автономию в рамках широкой конфедерации и безопасность Польши в обмен на сокращения вооружений с ее стороны и нейтралитет. Альтернативой этому будет война, которая не в интересах ни немцев, ни французов. Доводы российской стороны, возможно, подействуют, но, как я полагаю, самым неожиданным образом. США, которые, с точки зрения европейцев, всегда проявляли чрезмерную агрессивность, будут возбуждать ненужное брожение в Восточной Европе, которая должна представлять угрозу для России. Если Германия позволит НАТО сделать это, она будет втянута в нежеланный конфликт. Поэтому я думаю, что немцы блокируют поддержку, которую НАТО попытается оказать Польше, странам Балтии и остальным странам Восточной Европы. Россия рассчитывает на то, что шок, вызванный прекращением поддержки со стороны НАТО, заставит поляков и прочих пойти на уступки. Польша, пойманная в свой исторический кошмар — быть зажатой между Россией и Германией, станет еще более зависимой от США; США же, обнаружив более дешевую возможность связать Россию, расколоть Европу посередине и, по ходу дела, ослабить ЕС, увеличат поддержку стран Восточной Европы. Примерно в 2015 г. возникнет новый блок стран, в который войдут бывшие страны-сателлиты СССР и страны Балтии. Более энергичные, чем страны Западной Европы; имеющие возможность потерять гораздо больше, чем страны Западной Европы, и пользующиеся поддержкой США, члены этого нового блока проявят удивительную активность. Россия ответит на столь изощренный ход стремящихся к мировому господству США попыткой усилить давление на Америку в других регионах мира. Например, на Среднем Востоке, где будет продолжаться нескончаемое противостояние Израиля и палестинцев, русские увеличат военную помощь арабам. Глобальная конфронтация низкой интенсивности развернется к 2015 г. и усилится к 2020 г. Ни одна из сторон не рискнет воевать, но обе они будут маневрировать. К 2020 г. эта фактически постоянная конфронтация станет основной мировой проблемой. Данная конфронтация окажется не такой всеобъемлющей, как первая холодная война. России не хватит сил для захвата всей Евразии, и она не станет подлинной мировой угрозой. Однако Россия будет представлять региональную угрозу, в контексте которой и будут реагировать США. По всему периметру границ России возникнет напряженность, но США не смогут установить полный кордон вокруг России, какой установили вокруг СССР (или не будут в этом нуждаться). Учитывая эту конфронтацию, зависимость европейцев от углеводородов, поступающих главным образом из России, станет стратегической проблемой, и США будут проводить свою стратегию, заключающуюся в уменьшении важности источников энергоносителей-углеводородов. Эта стратегия выдвинет на 1-е место развитие альтернативных источников энергии. Как и прежде, Россия сосредоточится на существующих производствах, а не на развитии новых отраслей промышленности, что будет означать увеличение добычи нефти и природного газа, а не поиски новых источников энергии. В результате Россия позднее так и не выйдет на передовые позиции в деле разработки новых технологий, которые станут господствовать в XXI в. Вместо этого России необходимо продолжать развивать военный потенциал. Таким образом, как и на протяжении двух последних столетий, Россия посвятит львиную долю своих научных и финансовых возможностей применению новых технологий в военных целях и расширению существующих производств, что приведет к усилению отставания России от США и остального мира в невоенных, но ценных технологиях. Парадоксальным образом это отставание особенно болезненно скажется на углеводородных богатствах России, потерявшей мотивы к развитию новых технологий и обремененной военными расходами. На первой фазе утверждения мощи России (примерно до 2010 г.) эту страну в мире будут серьезно недооценивать, относясь к ней как к развалившемуся государству со стагнирующей экономикой и слабыми вооруженными силами. Во 2-м десятилетии XXI в., когда на границах России усилится конфронтация, а ее соседи встревожатся, великие державы по-прежнему будут относиться к России пренебрежительно. США в особенности будут проявлять склонность сначала недооценивать, а затем переоценивать врагов. В середине 2-го десятилетия XXI в. США вновь обуяет страх перед Россией. Здесь можно наблюдать интересный процесс. США ударяются то в одну крайность, то в другую, но на самом деле, как мы уже видели, проводят весьма последовательную и рациональную внешнюю политику. В данном случае США впадут в маниакальное состояние, сосредоточатся на связывании России узлами, но станут всячески избегать прямого военного столкновения. Очень большое значение будут иметь места, где проходят «линии разлома». Если возрождение России окажется минимальным кризисом, она будет господствовать в Средней Азии, на Кавказе и, возможно, поглотит Молдову, но не сможет сделать того же со странами Балтии или установить свое господство в какой-либо из стран, лежащих к западу от Карпат. Если же России удастся поглотить страны Балтии и обрести важных союзников на Балканах (вроде Сербии, Болгарии и Греции) или среди стран Центральной Европы (таких как Словакия), соперничество между США и Россией обострится и начнет принимать пугающие формы. Впрочем, в конечном счете, все это неважно. Пытаясь противостоять долям военной мощи США, выделенным Америкой в ответ на ходы России, российская военная мощь будет испытывать сильное напряжение. Что бы ни делала остальная Европа, Чешская Республика, Венгрия и Румыния станут упорно оказывать сопротивление любым продвижениям России и ради получения американской помощи пойдут на любую сделку, какую США ни предложат им. Таким образом, на этот раз «линия разлома» пройдет, скорее, по Карпатским горам, а не через Германию, где она проходила во время холодной войны. Основной линией противостояния станут равнины Северной Польши, но Россия не рискнет развязывать военные действия. Причины, вызывающие эту конфронтацию (как ранее холодную войну), предрешат ее результаты, которые будут такими же, как и результаты холодной войны, но на этот раз их достижение не потребует от США значительных усилий. В прошлый раз конфронтация происходила в Центральной Европе. В будущем она будет разворачиваться намного восточнее. В прошлой конфронтации (по крайней мере, на ее начальной стадии) союзником России был Китай. На этот раз Китай будет стоять в стороне. В прошлый раз Россия полностью контролировала Кавказ, но теперь это будет не так: на Кавказе Россия столкнется с присутствием США и Турцией. Во время холодной войны у России было большое население, теперь ее население сильно уменьшилось и продолжает сокращаться. Внутренние проблемы, особенно на юге, будут отвлекать внимание России от Запада. В конце концов, страна развалится и без войны (как уже разваливалась в 1917 г., и это произошло снова — в 1991 г.), а вскоре после 2020 г. рухнет военная мощь России. http://krasavchik.livejournal.com/56268.html

 

Stratfor о развале России Россия — восточная часть Европы, много раз сталкивавшаяся с остальной Европой. Наполеоновские войны, две мировые и холодная война — все эти конфликты касались по меньшей мере статуса России и ее отношений с остальной Европой. Ни одна из войн не привела к окончательному решению этого вопроса, ибо, в конце концов, единая и независимая Россия выживала или даже торжествовала. Проблема заключается в том, что само существование единой России представляет серьезный потенциальный вызов Европе. Есть такой американский политолог Джордж Фридман — основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор». Начало своей карьеры геополитика Фридман, как и большая часть его молодых коллег, посвятил проблеме советско-американских отношений. В 80-х Фридман написал несколько научных работ на тему мирового военного баланса и ядерного паритета. В 1994 Джордж Фридман основал Центр геополитических исследований при Луизианском государственном университете, занимающийся стратегическим прогнозированием. В 1996 Фридман создал частное разведывательное агентство «Стретфор». Strategic Forecasting Inc. — американская частная разведывательно-аналитическая компания. Barron's Magazine в одной из своих статей назвал компанию «теневым ЦРУ». Джордж Фридман возглавляет компанию с момента основания. Вице-президентом компании по контртерроризму и корпоративной безопасности является Фред Бартон. Компания занимается сбором и анализом информации о событиях в мире. Информация поступает к ним как из СМИ и прочих открытых источников, так и из собственных источников компании. На основании собранных сведений аналитиками компании составляются экономические и геополитические прогнозы. Часть секретных документов компании обнародовал WikiLeaks. Список клиентов компании конфиденциален, однако известно, что среди них есть крупные корпорации и правительственные учреждения, как американские, так и иностранные. В настоящее время продукция компании распространяется, в основном, по индивидуальным подпискам, наиболее полной и всеобъемлющей является серия Premium. Другие сервисы, такие как Global Vantage, предназначены для коммерческих и правительственных структур и включают в себя дополнительные опции, такие как возможность послать специалистам компании запрос и получить ответ в течение 24 часов, а также поучаствовать в ежемесячной телеконференции с директором компании Джорджем Фридманом. Многие работы Stratfor находятся в свободном доступе на сайте компании. Так вот, господин Фридман написал прелюбопытную книжку «Следующие 100 лет - Прогноз событий XXI века». Хочу ознакомить вас с главой, касающейся России, с прогнозом хода развития событий до 2020 года. Почитайте, весьма интересно, каким видят ближайшее будущее нашей страны наши… назовем их «недоброжелатели». Читайте: Перезагрузка (Россия — 2020 г.) В геополитике крупные конфликты повторяются. Например, Франция и Германия неоднократно воевали друг с другом, как неоднократно воевали Польша и Россия. Когда какая-либо война не решает породившую ее геополитическую проблему, конфликт будет повторяться вновь и вновь, до тех пор, пока проблема не будет решена. В случае же, если не вспыхивает новая война, нерешенная проблема создает напряженность и противостояние. Крупные конфликты коренятся в порождающих их реальностях — а эти реальности изменить непросто. Вспомните, как часто геополитика Балкан приводила к повторению войн, которые вели веком ранее. Из чего состоит русская национальная идея В статье: Идеи Ивана Ильина и современная Россия В статье: Истоки русского мессианства В статье: Почему России не нужна идеология В статье: Почему консервативная Россия - угроза миру Россия — восточная часть Европы, много раз сталкивавшаяся с остальной Европой. Наполеоновские войны, две мировые и холодная война — все эти конфликты касались по меньшей мере статуса России и ее отношений с остальной Европой. Ни одна из войн не привела к окончательному решению этого вопроса, ибо, в конце концов, единая и независимая Россия выживала или даже торжествовала. Проблема заключается в том, что само существование единой России представляет серьезный потенциальный вызов Европе. Россия — огромная территория с огромным населением. Россия намного беднее остальной Европы, но у нее есть два актива — территория и природные ресурсы. Как таковая, эта страна вызывает постоянное искушение у европейских держав, которые видят в России возможность увеличить свою территорию и богатство за счет экспансии на восток. Впрочем, в прошлом вторжения европейцев в Россию заканчивались катастрофами. Если русские не громили врагов, они настолько изнуряли захватчиков своим отпором, что их громил кто-то другой. Время от времени Россия сама осуществляла экспансию на запад, угрожая Европе своими массами. Бывали и периоды, когда пассивная Россия, которой пренебрегали, часто пользовалась преимуществами такого пренебрежения, но со временем те, кто недооценивал Россию, расплачивались за свои ошибки. Сложилось впечатление, что холодная война разрешила русский вопрос, но это всего лишь впечатление. Если бы в 90-х гг. XX в. рухнула Российская Федерация, если бы она развалилась на множество мелких государств, российское могущество развеялось бы как дым, а с его исчезновением исчез бы и российский вызов Европе. Если бы американцы, европейцы и китайцы обрушились на Россию с целью ее уничтожения, русский вопрос был бы наконец решен. Но в конце XX в. европейцы слишком слабы и разобщены, китайцы слишком замкнуты и поглощены своими внутренними проблемами, а американцы после 11 сентября 2001 г. слишком отвлечены войной с исламистами для того, чтобы действовать решительно. Те действия, которые предприняты США, недостаточны и не сосредоточены. В сущности, эти действия лишь встревожили русских, предупредили их об огромной опасности, потенциально исходящей от США, и гарантировали ответ на эту угрозу. Принимая во внимание тот факт, что Россия не развалилась, можно уверенно сказать, что русский геополитический вопрос возникнет вновь. Учитывая, что Россия в настоящий момент вновь набирает энергию, можно предположить, что русский вопрос возникнет скорее раньше, нежели позже. Этот будущий конфликт не будет повторением холодной войны, подобно тому, как Первая мировая война не была повторением наполеоновских войн. Но в этом конфликте будет заново поставлен фундаментальный русский вопрос: если Россия — единое национальное государство, то где находятся ее границы и каковы ее отношения с соседями? Этот вопрос будет определять следующий крупный этап мировой истории в период, предшествующий 2020 г. Российская динамика. Если мы хотим понять поведение и намерения России, нам следует начать с коренной слабости России, с ее границ, особенно на северо-западе. Даже когда Россия контролировала Украину, как было на протяжении нескольких веков, а Беларусь и Молдавия были частями Российской империи, эта империя так и не имела естественных границ на севере. В центре и на юге граница опиралась на Карпатские горы, простирающиеся на север до границ со Словакией и Польшей. А к востоку от Карпат вдоль реки Припять лежит топкая и непроходимая болотистая низменность. Но к северу и к югу (или к востоку от Карпат) нет мощных естественных преград, которые защищали бы Россию — или ее соседей. Как устроено российское общество В статье: Скрытая реальность в России В статье: Скрытые пружины России В статье: Построение нации в России На Северо-Европейской равнине, где бы ни была проведена граница, Россия все равно остается открытой для нападения. Но этой равнине очень немного важных естественных рубежей. Даже если Россия продвинет свою западную границу до Германии (что и было сделано в 1945 г.), эта западная граница все равно не будет иметь физической опоры. Единственным физическим преимуществом, какое может иметь Россия, является глубина ее территории. Чем дальше на запад продвинуты границы России, тем большее расстояние придется покрыть завоевателям, чтобы добраться до Москвы. Поэтому-то Россия всегда стремилась продвинуться по Северо-Европейской равнине на запад, а Европа всегда стремилась продвинуться на восток. С другими границами России дело обстоит иначе. Говоря «Россия», мы имеем в виду территорию бывшего Советского Союза, приблизительно совпадающую с территорией Российской империи в конце XIX в. На юге Россия имеет надежную естественную границу. Черное море и Кавказские горы отделяют ее от Турции и Ирана, от которого к тому же Россия отделена Каспийским морем. Пустыня Каракумы в Южном Туркменистане идет вдоль границы с Афганистаном и упирается в Гималаи. Россия озабочена ирано-афганским участком своей границы и может продвигаться на юг, как это неоднократно происходило в прошлом, но не опасается вторжения с юга. Россия имеет протяженную и уязвимую границу с Китаем, но эта уязвимость существует только на карте. Вторжение в Сибирь практически невозможно, ибо Сибирь — это огромные дебри. На западной границе Китая есть потенциально слабое место, но оно второстепенно. Таким образом, Российская империя в любом своем перевоплощении вполне защищена. Исключение составляет лишь участок границы в Северной Европе, где Россия сталкивается с самыми серьезными угрозами — географическими особенностями и мощными европейскими государствами. У России хватило сил собраться после падения коммунизма. В 1989 г. Санкт-Петербург, жемчужина России, находился приблизительно в 1600 км от войск НАТО. Теперь эта дистанция сократилась до менее чем 160 км. В 1989 г. кратчайшее расстояние от Москвы до границ СССР было около 1900 км, теперь расстояние составляет примерно 360 км. На юге, после образования независимого украинского государства, позиции России на Черном море стали слабыми — Россию вытеснили на северную оконечность Кавказа. Афганистан, пусть временно и условно, оккупирован американцами, и Россия утратила опору в Гималаях. Если бы появилась армия, заинтересованная во вторжении, Российская Федерация была бы фактически беззащитна. Стратегическая проблема России состоит в том, что Россия — огромная страна со сравнительно плохими путями сообщения и неважным транспортом. Если бы на Россию напали по всему периметру, она, несмотря на численность своей армии, оказалась бы неспособна к успешной обороне. России трудно провести мобилизацию и быстро развернуть силы на множестве фронтов, поэтому ей приходится содержать очень большую постоянную армию, которую можно заранее развертывать в районах, где возникают угрозы… Это давление накладывает огромное бремя на экономику России, подрывает ее и усиливает ее уязвимость перед давлением извне. Именно это случилось с Советским государством. Разумеется, Россия оказывается в опасности не в первый раз. Объяснение данных таблицы В статье: Позиции русского языка в мире Защита границ — не единственная проблема современной России. Государство остро осознает наступление страшного демографического кризиса. Сейчас население России насчитывает 145 млн человек, а в 2050 г., согласно прогнозам, оно составит 90-125 млн. Время работает против России. Вскоре эта страна столкнется с проблемой комплектования армии, достаточной для решения стратегически необходимых задач. В структуре населения России численность русских падает по отношению к численности других этнических групп, и это оказывает на Россию сильное давление, побуждающее ее действовать скорее раньше, нежели позже. В своем нынешнем географическом положении России остается лишь ждать случая. Учитывая траекторию российской демографии, через 20 лет действовать, пожалуй, будет поздно, и российские лидеры знают об этом. России не надо завоевывать мир, но ей необходимо восстановить и удержать буферные зоны вдоль своих границ, то есть, в сущности, восстановить старые границы бывшего Советского Союза. Раздираемая геополитическими, экономическими и демографическими проблемами, Российская Федерация по необходимости сделала фундаментальный сдвиг. На протяжении 100 лет российские правительства стремились модернизировать свою страну, пытаясь догнать остальную Европу. Им никогда не удавалось справиться с этой задачей. И примерно в 2000 г. Россия изменила акценты в своей стратегии. Вместо сосредоточения усилий на промышленном развитии, как это было в прошлом веке, переосмыслив свои возможности, Россия начала относиться к себе как к экспортеру природных ресурсов, прежде всего энергии и энергоносителей, а также и минералов, сельскохозяйственной продукции, древесины и драгоценных металлов. Сместив акцент с индустриального развития на добычу сырья, Россия пошла по пути, весьма отличающемуся от прежнего, который более характерен для развивающихся стран. Но благодаря неожиданному росту цен на энергию и сырье этот переход не только спас российскую экономику, но и укрепил ее настолько, что Россия смогла себе позволить селективную повторную индустриализацию. Самым важным последствием сдвига акцентов в экономической политике является то, что, поскольку производство сырья требует меньших затрат труда, чем промышленное производство, сырьевая экономика дала России ту экономическую основу, которую можно поддерживать в условиях сокращающегося населения. Сырьевая экономика также дала России рычаг давления, которым можно пользоваться в международной системе. Европа остро нуждается в энергии. Россия, строя трубопроводы для поставки природного газа, удовлетворяет потребности Европы в энергии, одновременно решая собственные экономические проблемы и ставя Европу в зависимость от себя. В мире, нуждающемся в энергии, российский экспорт энергии и энергоносителей подобен поставкам героина. Страны, однажды воспользовавшиеся газом и нефтью из России, попадают в своеобразную зависимость от этих поставок. Россия уже использует свои газовые ресурсы как инструмент принуждения других стран, заставляя тех склониться перед своей волей. Эта власть проникает в самое сердце Европы, где немцы и прежние советские сателлиты из Восточной Европы зависят от российского природного газа. В сочетании с другими ресурсами это позволяет России оказывать сильное давление на Европу. ttp://voprosik.net/predskazanie-trockogo-o-sovremennoj-rossii Зависимость может быть палкой о двух концах. Слабая в военном отношении Россия не в состоянии оказывать длительное давление на соседей, которые могут решиться на захват российских богатств. Поэтому Россия должна восстановить свою военную мощь. Сочетание богатства и слабости — плохое сочетание для страны. Если Россия богата природными ресурсами и желает экспортировать их в Европу, она должна быть в состоянии защищать свое достояние и формировать международную среду, в которой существует. В следующем десятилетии Россия станет более богатой (по крайней мере, по сравнению с прошлым), но в географическом отношении она окажется уязвимой. Поэтому Россия использует часть своих богатств на создание военной мощи, которая будет соответствовать защите ее интересов, и на создание буферных зон для защиты от остального мира, а затем — и на создание буферных зон, ограждающих буферные зоны. Большая стратегия России предполагает создание глубоких буферных зон вдоль Северо-Европейской равнины, внесение раскола в ряды своих соседей и манипулирование ими, что позволит построить новый региональный баланс сил в Европе. Тесные границы без буферных зон и объединение против нее соседей — вот с чем не сможет смириться Россия. Вот почему ее последующие действия будут казаться агрессивными, хотя в действительности — носить оборонительный характер. В развитии действий России будет три фазы. На первой фазе Россия сосредоточится на восстановлении влияния и эффективного контроля в пределах бывшего Советского Союза, воссоздании советской системы буферов. На второй фазе Россия попытается построить второй ряд буферных зон, уже за пределами бывшего Советского Союза. Россия постарается сделать это, не провоцируя остальные государства на создание общего фронта противодействия, подобного тому, который удушил ее во время холодной войны. И на третьей фазе (которая в действительности разворачивается с самого начала описываемого трехфазного процесса) Россия попытается предотвратить формирование антироссийских коалиций. Здесь стоит вернуться к причинам, по которым бывший Советский Союз во второй половине XX в. мог сохраняться в целости. Советский Союз был сплочен не одной лишь силой, но еще и системой экономических отношений, которые поддерживали СССР так же, как прежде поддерживали целостность Российской империи. Бывший Советский Союз обладал географическим единством — это была огромная, в основном континентальная держава в сердце Евразии. Внутренние транспортные системы были крайне неразвитыми, что обычно наблюдается в континентальных регионах, где речные и сельскохозяйственные системы не соответствуют друг другу. Поэтому в России трудно перевозить продовольствие, а после индустриализации стало трудно перевозить и промышленные товары. Подумайте о бывшем Советском Союзе как о части Евразийского материка, простиравшейся от берегов Тихого океана на запад через заброшенные земли, которые лежат к северу от населенного Китая. Затем граница Советского Союза проходила к северо-западу от Гималаев и вдоль южной части Центральной Азии, достигала Каспийского моря, проходила по Кавказу. Далее граница опиралась на Черное море, а потом — на Карпаты. На севере была только Арктика. Эти границы очерчивали огромную сухопутную территорию, на которой существовали республики со слабыми экономиками. Если мы представим Советский Союз как естественную группировку географически изолированных и экономически отсталых стран, мы сможем понять, что обеспечивало единство этой державы. Страны, составлявшие СССР, держались вместе по необходимости. Они не могли конкурировать с остальным миром экономически, но, будучи изолированы от глобальной конкуренции, могли дополнять и поддерживать друг друга. Это была естественная группировка, в которой охотно господствовала Россия. Страны, лежащие за Карпатскими горами (оккупированные русскими после Второй мировой войны), стали сателлитами СССР и не были включены в состав этой естественной группировки. Если бы не военное присутствие СССР, эти страны ориентировались бы не на Россию, а на остальную Европу. Бывший Советский Союз состоял из членов, которым на самом деле некуда было податься. Старые экономические связи по-прежнему господствуют в регионе — за исключением того, что новая российская экономическая модель, основанная на экспорте энергоресурсов, сделала эти страны еще более зависимыми, чем они были прежде. Украина, которая тянется к остальной Европе, не может ни конкурировать с Европой, ни участвовать в ее жизни. Естественные экономические отношения связывают Украину с Россией. Украина зависит от поставок энергоресурсов из России и в конечном счете склонна к тому, чтобы смириться с военным господством России. Такова динамика, которой воспользуется Россия для восстановления своей сферы влияния. Воссоздание сферы влияния не обязательно означает восстановление формальной политической структуры, управляемой из Москвы, хотя и такой вариант развития событий вполне мыслим. Гораздо более важным является то, что российское влияние в регионе в течение следующих 5-10 лет будет резко усиливаться. Для того чтобы придать размышлениям на эту тему некоторую упорядоченность, давайте разобьем ситуацию на три театра действий — Кавказ, Среднюю Азию и европейский театр, включающий страны Балтии. Кавказ. По Кавказу проходит граница между Россией и Турцией, и в прошлом Кавказ был точкой начала конфликтов между двумя империями. В годы холодной войны Кавказ также был горячей точкой. Турецко-советская граница проходила через Кавказ. На советской стороне границы находились три отдельные республики — Армения, Грузия и Азербайджан, ныне ставшие независимыми государствами. Кавказский хребет также уходит на север, на территорию Российской Федерации, включающей заселенные мусульманами районы — Дагестан и, что еще важнее, Чечню, в которой после падения коммунизма началась партизанская война против русского владычества. С чисто оборонительной точки зрения точные границы сфер влияния России и Турции неважны до тех пор, пока обе эти державы присутствуют где-то на Кавказе. Изрезанный рельеф местности делает оборону сравнительно простым делом. Однако если Россия полностью утратит свои позиции на Кавказе и будет оттеснена на север, в степи, ее положение усложнится. Поскольку расстояние между Украиной и Казахстаном составляет всего несколько сотен километров, Россия окажется в стратегически сложном положении. Вот почему Россия не стремится к компромиссу по Чечне. Южная часть Чечни находится в глубине Северного Кавказа. Если эта часть будет потеряна, России придется свертывать все свои позиции на Кавказе. Учитывая это, для России было бы предпочтительнее закрепиться где-то дальше к югу, в Грузии. Соседнее с Грузией государство Армения — союзница России. Будь Грузия российской, позиции России на Кавказе оказались бы намного более стабильными. Контроль над Чечней — совершенно необходим. Новое поглощение Грузии — желательно. Удержание Азербайджана не сулит стратегического преимущества, но Россия не возражала бы против превращения Азербайджана в буфер против Ирана. Российские позиции здесь вполне удовлетворительны, но Грузия, которая отнюдь не случайно вступила в тесные союзнические отношения с США, — соблазнительная для России цель, что и показал конфликт, произошедший между Грузией и Россией в августе 2008 г. В регионе продолжают кипеть острые конфликты, типичные для горных районов, населенных мелкими этническими группами. Например, армяне ненавидят турок, которых обвиняют в геноциде армян в начале XX в. Армения ищет защиты у России. Армяно-грузинская вражда принимает весьма острые формы. Хотя лидер СССР Сталин был грузином, дружба между народами СССР не привилась: грузины враждебно относятся к армянам, а к русским — с крайним подозрением. Русские же считают, что грузины допускают через свою территорию провоз оружия для чеченских повстанцев, а то, что грузины стали очень близки к американцам, еще более осложняет ситуацию. Азербайджан враждебен Армении и поэтому близок к Ирану и Турции. В ситуации на Кавказе очень трудно разобраться и еще труднее так или иначе с нею справиться. Советскому Союзу удалось фактически разрешить эту сложную ситуацию, включив закавказские страны в состав СССР после Первой мировой войны и безжалостно подавив их автономию. Россия просто не может проявлять безразличие к тому, что происходит и будет происходить в этом регионе (если только не собирается утратить позиции на Кавказе), поэтому если она действительно намеревается подтвердить свое положение, то начнет делать это с Грузии. Поскольку США рассматривают Грузию как стратегический актив, возрождение российского влияния на Кавказе приведет к конфронтации с США. Если только мятеж в Чечне не будет полностью подавлен, России придется двинуться на юг, изолировать мятежников и закрепиться в горах. Есть две державы, которые не хотят, чтобы эти планы осуществились, — это США и Турция. Американцы будут рассматривать российское господство в Грузии как подрыв собственных позиций в регионе, а турки воспримут его как усиление армян и новое появление российской армии близ своих границ. Русских же это противодействие еще больше убедит в необходимости действовать. Результатом станет очередная кавказская война. Средняя Азия. Средняя Азия — огромный регион, выходящий к Каспийскому морю и граничащий с Китаем. Население Средней Азии преимущественно исповедует ислам и поэтому, как мы уже видели, захвачено масштабной дестабилизацией, происходящей в исламском мире после падения СССР. Сама по себе Средняя Азия имеет определенную экономическую ценность как регион, богатый энергетическими ресурсами. Но для России Средняя Азия не представляет особой стратегической ценности, разве что в случае, если другая великая держава вознамерится утвердиться в этом регионе и использовать его как плацдарм против России. Если такое случится, Средняя Азия станет крайне важной. Войска державы, контролирующей Казахстан, будут находиться в какой-то сотне километров от Волги, речной артерии российского сельского хозяйства. В 90-х гг. XX в. в этот регион устремились западные энергетические компании. Россия не возражала против этой экспансии. Она была не в состоянии ни конкурировать с западными компаниями, ни установить военный контроль над регионом. Средняя Азия оставалась нейтральной и не слишком важной зоной для России. События 11 сентября 2001 г. в корне изменили эту ситуацию и заново определили геополитическое значение Средней Азии. Данные события побудили США к вторжению в Афганистан. Так как США не могли быстро начать вторжение сами, они обратились за помощью к России. Американцы просили у русских помощи, во-первых, в деле активизации Северного альянса, афганской группировки, выступавшей против талибов. По планам американцев, Северный альянс должен был сыграть важную роль в наземных операциях. Русские спонсировали Северный альянс и, в сущности, контролировали эту группировку. Во-вторых, американцы просили у русских поддержки в деле получения баз в нескольких среднеазиатских странах. В техническом смысле эти страны были независимыми, но США просили помощи в установлении контактов с Северным альянсом и не могли себе позволить раздражать русских. Не желали гневить Россию и среднеазиатские страны, а для того, чтобы попасть на базы в Средней Азии, самолетам США надо было пролетать в воздушном пространстве бывшего СССР. Русские согласились с американским военным присутствием в данном регионе, полагая, что у них есть договоренность о том, что это присутствие будет временным. Но поскольку война в Афганистане приняла затяжной характер, США остались в Средней Азии, а поскольку они остались в данном регионе, их влияние в разных среднеазиатских республиках стало возрастать. В России поняли — то, что было вполне благополучной буферной зоной, все более подпадает под влияние главной мировой державы, которая теснит Россию и на Украине, и на Кавказе, и в странах Балтии. К тому же по мере роста цен на энергию и энергоносители и перехода России к новой экономической стратегии энергетические ресурсы Средней Азии стали более важными. Россия не желала, чтобы американские войска находились в сотне километров от Волги. Россия просто обязана была реагировать на усиление позиций США в Средней Азии, и, вместо прямых действий, русские стали манипулировать политической ситуацией в регионе, уменьшая могущество США. Это был ход, рассчитанный на возвращение Средней Азии в российскую сферу влияния. А американцы, находящиеся в другом конце света, издерганные хаосом, царящим в Афганистане, Иране и Пакистане, попросту были не в состоянии сопротивляться. Россия вновь утвердила свои естественные позиции. Что примечательно: Средняя Азия — одно из немногих мест, недосягаемых для военно-морской мощи США. Средняя Азия — регион, где США не могут закрепиться, если на них оказывает давление Россия. В этом регионе потенциальной проблемой могут стать китайцы, но, как мы уже видели, это вряд ли случится. Китай имеет экономическое влияние в Средней Азии, но у России, в конце концов, есть и военные, и финансовые возможности, чтобы превзойти Китай. Россия может предложить Китаю доступ в Среднюю Азию, но схемы, созданные в XIX в. и сохраненные Советским Союзом, проявятся снова со всей силой. Поэтому, по моему мнению, Средняя Азия вернется в сферу российского влияния в начале 2-го десятилетия XXI в., задолго до того, как на Западе, в Европе, начнется крупная конфронтация. Европейский театр. Европейский театр — это, конечно же, зона, непосредственно прилегающая к России с запада. В этом регионе Россия граничит с тремя государствами Балтии (Эстонией, Латвией и Литвой) и двумя независимыми республиками — Беларусью и Украиной. Все эти государства были частями сначала Российской империи, а затем — Советского Союза. За ними лежит пояс бывших сателлитов СССР — Польша, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария. Для обеспечения основ своей национальной безопасности современной России необходимо господствовать в Беларуси и на Украине. Государства Балтии в этом смысле вторичны, но все-таки важны. Восточная Европа не имеет решающего значения до тех пор, пока Россия опирается на Карпаты на юге и имеет крупные силы на Северо-Европейской равнине. Разумеется, все это может осложниться. Украина и Беларусь для России — всё. Если эти страны попадут в руки врага (например, вступят в НАТО), Россия окажется в смертельной опасности. От границы с Беларусью до Москвы — чуть более 300 км. От границы с Украиной до Волгограда, бывшего Сталинграда, — меньше 300 км. Россия оборонялась и от Наполеона, и от Гитлера за счет глубины своей территории. Без Беларуси и Украины эта глубина исчезает. Исчезает земля, которую можно обменивать на кровь врага. Конечно, думать, будто бы НАТО представляет угрозу для России, абсурдно. Но в России мыслят 20-летними циклами и знают, как быстро то, что кажется абсурдным, становится возможным. В России также знают, что США и НАТО систематически расширяют сферу своей деятельности, предоставляя странам Восточной Европы и государствам Балтии членство в НАТО. И как только США начали вовлекать в НАТО Украину, Россия изменила свое отношение и к случаям американского вмешательства, и к Украине. С точки зрения России расширение НАТО за счет Украины угрожает российским интересам точно так же, как пришествие Варшавского договора в Мексику угрожало бы интересам США. Когда в 2004 г. в Украине произошло восстание прозападно настроенных украинцев («оранжевая революция») и казалось, что Украина вступит в НАТО, русские обвинили США в попытках окружить и уничтожить Россию. О чем думали американцы — вопрос открытый, но то, что Украина при вступлении в НАТО потенциально уничтожает национальную безопасность России, обсуждению не подлежит. В России не стали проводить военную мобилизацию, ограничившись мобилизацией спецслужб, имеющих превосходные связи на Украине. Русские подорвали «оранжевую революцию», сыграв на расколе между пророссийской Восточной Украиной и проевропейской Западной Украиной. Это оказалось совсем нетрудным делом, и вскоре украинская политика зашла в тупик. Утверждение российского влияния в Киеве — всего лишь вопрос времени. Еще проще дела обстоят в Беларуси. Как мы уже отмечали, Беларусь — наименее реформированная из бывших советских республик. Беларусь остается централизованным авторитарным государством. И того важнее: руководство Беларуси не раз оплакивало исчезновение СССР и предлагает России особый союз. Подобный союз возможен, конечно, только на российских условиях, что приводит к напряженности, однако вступление Беларуси в НАТО невозможно. Новое поглощение Беларуси и Украины российской сферой влияния станет фактом в следующие 5 лет. Когда это произойдет, Россия вернется к границам с Европой, примерно соответствующим тем, которые существовали в период между двумя мировыми войнами. Восстановленные границы на юге будут опираться на Кавказ, защищены Украиной, а на севере — соприкасаться с Польшей и странами Балтии. Эта конфигурация заставляет задаться двумя вопросами: какая страна является самой могущественной на севере и где именно должны проходить границы. И тут настоящей точкой вспышки станут страны Балтии. Традиционный маршрут вторжения в Россию — полоса между Карпатами и Балтийским морем. Ширина этой полосы — около 500 км. Местность там легко проходимая, с небольшим числом водных преград. Северо-Европейская равнина сулит агрессору легкую прогулку. Европейский агрессор может двинуться прямо на восток, к Москве, или на северо-восток, к Санкт-Петербургу. В годы холодной войны расстояние от Санкт-Петербурга до передовых линий НАТО превышало 200 км. Сегодня это расстояние составляет немногим больше 100 км. И этот факт объясняет стратегический кошмар, с которым Россия сталкивается в Прибалтике, как объясняет и меры, которые, как представляется русским, необходимо принять для решения проблемы. Некогда три балтийские страны были частью Советского Союза, после развала которого они обрели независимость. А затем, воспользовавшись едва открывшейся и весьма быстро закрывшейся возможностью, эти государства вступили в НАТО. Как мы видели, европейцы, скорее всего, слишком глубоко погружены в цикл упадка, чтобы проявить энергию и воспользоваться этой ситуацией. Однако русские не собираются рисковать своей национальной безопасностью на основе данного предположения. Они видели, как войска Германии, бывшей еще страной-калекой в 1932 г., уже в 1941 г. стояли у ворот Москвы. Включение стран Балтии и Польши в НАТО приблизили границы НАТО чрезвычайно близко к сердцу России. Для страны, за последние пару веков пережившей три вторжения, удобное предположение, будто бы НАТО и ее члены не представляют угрозы, не из числа тех, которые можно делать без всякого риска. С точки зрения российской стороны, основные ворота вторжения в Россию не только широко распахнуты, но и находятся в руках стран, проявляющих подчеркнутую враждебность. Страны Балтии никогда не простят оккупации их земель бывшим СССР. Столь же ожесточены поляки, питающие глубокое недоверие к намерениям России. Теперь, став членами НАТО, эти страны образуют передовую линию. За ними лежит Германия, страна, которой русские не доверяют так же, как поляки и жители стран Балтии не доверяют России. Русские определенно впадают в паранойю, но это никоим образом не означает, что у них нет врагов или они безумны. Главная точка любой конфронтации такова. Россия может существовать более или менее спокойно при условии, что Балтийский регион нейтрален. Но жить в условиях, когда страны Балтии являются членами НАТО и близки с американцами — это более серьезный риск, решаться на который русским не хочется. С другой стороны, американцы, прижатые к стенке в Средней Азии и вынужденные проявлять осторожность на Кавказе, не могут уйти из Балтии. Любой компромисс по трем балтийским членам НАТО ввергнет Восточную Европу в панику. Поведение восточноевропейских стран станет непредсказуемым, и у России появится возможность распространить свое влияние дальше на запад. Россия весьма заинтересована в таком развитии событий, но если американцы захотят, они смогут приложить немалую мощь и сдержать поползновения русских. Следующим ходом России станет соглашение с Беларусью о создании интегрированной системы обороны. Беларусь и Россия связаны очень давно, так что такой союз станет естественной реставрацией прошлого. Этот союз приведет российские войска на границы государств Балтии, а также на границу с Польшей — и это разожжет полномасштабную и острую конфронтацию. Поляки боятся русских и немцев. Зажатые между Россией и Германией, лишенные естественных рубежей обороны, поляки опасаются того, кто в данный момент сильнее. В отличие от других стран Восточной Европы, отгороженных от России по меньшей мере Карпатами и граничащих не с Россией, а с Украиной, поляки находятся на опасной Северо-Европейской равнине. Когда российские войска вернутся на восточную границу Польши в процессе конфронтации с государствами Балтии, поляки тотчас же отреагируют. Население Польши — почти 40 млн человек. Польша — немаленькая страна и, поскольку ее поддержат США, не мелкая величина. Польша поддержит страны Балтии. Российская сторона, втянув в свой союз с Беларусью и Украину, развернет свои армии на границе с Польшей и далее на юг, вплоть до Черного моря. В этот момент Россия начнет процесс попыток нейтрализовать государства Балтии. Эти события, как я полагаю, могут произойти в середине 2-го десятилетия XXI в. В распоряжении российской стороны будет три инструмента осуществления воздействия на государства Балтии. Во-первых, тайные операции. Россия станет финансировать и вдохновлять русские меньшинства в этих странах и любые пророссийские элементы, какие существуют там или могут быть подкуплены точно так же, как это делают США с неправительственными организациями во всем мире. Когда латыши, литовцы и эстонцы подавят подобные движения, это даст российской стороне предлог к использованию второго инструмента — экономических санкций. Прежде всего будут перекрыты поставки природного газа. Наконец, Россия использует военное давление, развернув крупные силы на границах со странами Балтии. Психологическое давление будет огромным. В последние годы много говорили о слабости Российской армии. В десятилетие, последовавшее за падением СССР, эти разговоры были оправданны. Но ныне мы сталкиваемся с новой реальностью: с 2000 г. слабость стала превращаться в силу и к 2015 г. станет делом прошлого. Предстоящая конфронтация в Северо-Восточной Европе случится не внезапно. Это будет затяжная конфронтация. У российской военной мощи достаточно времени для развития. Одной из сфер, в которых Россия в 90-х годах XX в. продолжала исследования и разработки, были передовые военные технологии. К 2010 г. Российская армия определенно окажется самой боеспособной армией в регионе. К 2015–2020 гг. российская военная мощь станет вызовом для любой державы, пытающейся проецировать силу в рассматриваемый регион. Даже для США. Россия столкнется с группой стран, неспособных защититься собственными силами, и 1 НАТО, которая эффективна только при условии, что США готовы применить силу. Как мы уже видели, в Евразии США проводят, в сущности, одну политику — политику предотвращения установления господства любой державы над Евразией или ее частью. Если Китай ослабнет или распадется, а Европа окажется слаба и разобщена, у США появится фундаментальный интерес избежать общей войны, замкнув Россию на государствах Балтии и поляках, которые неспособны мыслить глобально. В поддержке этих стран США используют свой традиционный метод — передачу технологий. По мере приближения 2020 г. новые военные технологии потребуют меньших по численности, но более эффективных вооруженных сил, что означает, что малые страны могут обладать непропорционально большой военной мощью, если имеют доступ к передовым технологиям. США захотят усилить мощь Польши и стран Балтии и тем самым связать Россию, что будет наилучшим способом ее сдерживания. Грузия на Кавказе представляет второстепенный очаг конфликта. Раздражая Россию, Грузия станет отвлекать силы от Европы и, таким образом, станет районом вмешательства США. Но значение будет иметь не Кавказ, а Европа. Учитывая американскую мощь, можно предположить, что США не нанесут удара непосредственно по России и не допустят каких-либо авантюр со стороны своих союзников. Россия же, со своей стороны, скорее, захочет оказать давление на США в других точках Европы или частях света (например, попытаться дестабилизировать граничащие с Россией страны вроде Словакии и Болгарии). Конфронтация охватит всю границу между Россией и остальной Европой. Основная стратегия России будет заключаться в попытках расколоть НАТО и изолировать Восточную Европу. Ключевую роль в этих попытках будут играть немцы, а затем — французы. Ни те ни другие не хотят новой конфронтации с Россией. Это обособившиеся страны, к тому же Германия зависит от российского природного газа. Немцы стараются уменьшить свою зависимость от российского газа и, возможно, в какой-то мере преуспеют в этом, но они все равно будут зависеть от поставок больших объемов природного газа, без которых не смогут обойтись. Поэтому русские станут убеждать немцев в том, что американцы снова используют их для сдерживания России, тогда как Россия не только не угрожает Германии, но, напротив, имеет общий с нею интерес — существование между ними стабильного, нейтрального буфера в лице независимой Польши. Российская сторона будет утверждать, что вопрос о государствах Балтии не входит в эту формулу. Единственная причина, по которой американцы могут заботиться о странах Балтии, заключается в том, что США нужны плацдармы на Балтике для развертывания агрессии против России. А та, в свою очередь, проявит готовность гарантировать странам Балтии автономию в рамках широкой конфедерации и безопасность Польши в обмен на сокращения вооружений с ее стороны и нейтралитет. Альтернативой этому будет война, которая не в интересах ни немцев, ни французов. Доводы российской стороны, возможно, подействуют, но, как я полагаю, самым неожиданным образом. США, которые, с точки зрения европейцев, всегда проявляли чрезмерную агрессивность, будут возбуждать ненужное брожение в Восточной Европе, которая должна представлять угрозу для России. Если Германия позволит НАТО сделать это, она будет втянута в нежеланный конфликт. Поэтому я думаю, что немцы блокируют поддержку, которую НАТО попытается оказать Польше, странам Балтии и остальным странам Восточной Европы. Россия рассчитывает на то, что шок, вызванный прекращением поддержки со стороны НАТО, заставит поляков и прочих пойти на уступки. Польша, пойманная в свой исторический кошмар — быть зажатой между Россией и Германией, станет еще более зависимой от США; США же, обнаружив более дешевую возможность связать Россию, расколоть Европу посередине и, по ходу дела, ослабить ЕС, увеличат поддержку стран Восточной Европы. Примерно в 2015 г. возникнет новый блок стран, в который войдут бывшие страны-сателлиты СССР и страны Балтии. Более энергичные, чем страны Западной Европы; имеющие возможность потерять гораздо больше, чем страны Западной Европы, и пользующиеся поддержкой США, члены этого нового блока проявят удивительную активность. Россия ответит на столь изощренный ход стремящихся к мировому господству США попыткой усилить давление на Америку в других регионах мира. Например, на Среднем Востоке, где будет продолжаться нескончаемое противостояние Израиля и палестинцев, русские увеличат военную помощь арабам. Глобальная конфронтация низкой интенсивности развернется к 2015 г. и усилится к 2020 г. Ни одна из сторон не рискнет воевать, но обе они будут маневрировать. К 2020 г. эта фактически постоянная конфронтация станет основной мировой проблемой. Данная конфронтация окажется не такой всеобъемлющей, как первая холодная война. России не хватит сил для захвата всей Евразии, и она не станет подлинной мировой угрозой. Однако Россия будет представлять региональную угрозу, в контексте которой и будут реагировать США. По всему периметру границ России возникнет напряженность, но США не смогут установить полный кордон вокруг России, какой установили вокруг СССР (или не будут в этом нуждаться). Учитывая эту конфронтацию, зависимость европейцев от углеводородов, поступающих главным образом из России, станет стратегической проблемой, и США будут проводить свою стратегию, заключающуюся в уменьшении важности источников энергоносителей-углеводородов. Эта стратегия выдвинет на 1-е место развитие альтернативных источников энергии. Как и прежде, Россия сосредоточится на существующих производствах, а не на развитии новых отраслей промышленности, что будет означать увеличение добычи нефти и природного газа, а не поиски новых источников энергии. В результате Россия позднее так и не выйдет на передовые позиции в деле разработки новых технологий, которые станут господствовать в XXI в. Вместо этого России необходимо продолжать развивать военный потенциал. Таким образом, как и на протяжении двух последних столетий, Россия посвятит львиную долю своих научных и финансовых возможностей применению новых технологий в военных целях и расширению существующих производств, что приведет к усилению отставания России от США и остального мира в невоенных, но ценных технологиях. Парадоксальным образом это отставание особенно болезненно скажется на углеводородных богатствах России, потерявшей мотивы к развитию новых технологий и обремененной военными расходами. На первой фазе утверждения мощи России (примерно до 2010 г.) эту страну в мире будут серьезно недооценивать, относясь к ней как к развалившемуся государству со стагнирующей экономикой и слабыми вооруженными силами. Во 2-м десятилетии XXI в., когда на границах России усилится конфронтация, а ее соседи встревожатся, великие державы по-прежнему будут относиться к России пренебрежительно. США в особенности будут проявлять склонность сначала недооценивать, а затем переоценивать врагов. В середине 2-го десятилетия XXI в. США вновь обуяет страх перед Россией. Здесь можно наблюдать интересный процесс. США ударяются то в одну крайность, то в другую, но на самом деле, как мы уже видели, проводят весьма последовательную и рациональную внешнюю политику. В данном случае США впадут в маниакальное состояние, сосредоточатся на связывании России узлами, но станут всячески избегать прямого военного столкновения. Очень большое значение будут иметь места, где проходят «линии разлома». Если возрождение России окажется минимальным кризисом, она будет господствовать в Средней Азии, на Кавказе и, возможно, поглотит Молдову, но не сможет сделать того же со странами Балтии или установить свое господство в какой-либо из стран, лежащих к западу от Карпат. Если же России удастся поглотить страны Балтии и обрести важных союзников на Балканах (вроде Сербии, Болгарии и Греции) или среди стран Центральной Европы (таких как Словакия), соперничество между США и Россией обострится и начнет принимать пугающие формы. Впрочем, в конечном счете, все это неважно. Пытаясь противостоять долям военной мощи США, выделенным Америкой в ответ на ходы России, российская военная мощь будет испытывать сильное напряжение. Что бы ни делала остальная Европа, Чешская Республика, Венгрия и Румыния станут упорно оказывать сопротивление любым продвижениям России и ради получения американской помощи пойдут на любую сделку, какую США ни предложат им. Таким образом, на этот раз «линия разлома» пройдет, скорее, по Карпатским горам, а не через Германию, где она проходила во время холодной войны. Основной линией противостояния станут равнины Северной Польши, но Россия не рискнет развязывать военные действия. Причины, вызывающие эту конфронтацию (как ранее холодную войну), предрешат ее результаты, которые будут такими же, как и результаты холодной войны, но на этот раз их достижение не потребует от США значительных усилий. В прошлый раз конфронтация происходила в Центральной Европе. В будущем она будет разворачиваться намного восточнее. В прошлой конфронтации (по крайней мере, на ее начальной стадии) союзником России был Китай. На этот раз Китай будет стоять в стороне. В прошлый раз Россия полностью контролировала Кавказ, но теперь это будет не так: на Кавказе Россия столкнется с присутствием США и Турцией. Во время холодной войны у России было большое население, теперь ее население сильно уменьшилось и продолжает сокращаться. Внутренние проблемы, особенно на юге, будут отвлекать внимание России от Запада. В конце концов, страна развалится и без войны (как уже разваливалась в 1917 г., и это произошло снова — в 1991 г.), а вскоре после 2020 г. рухнет военная мощь России.

 

http://krasavchik.livejournal.com/56268.html