МАНАФОВ ШИРИН. «Украинский янтарь, ярмарка в Гданьске и пан Жмудь».

 

Монолог украинского копателя.

Когда – то  я был неплохим ювелиром, сейчас просто  копатель бурштына – украинского янтаря.

Я ненавижу москалей. Не то что бы ненавижу, но когда друзья позвали,  охотно согласился. Мы стояли постами на дорогах с плакатом «Хватит шастать раша». Прогоняли фуры и славно.  Словом, я как все. Не буду же я из-за москалей ссориться с друзьями. Это было в конце февраля, а  в начале марта я с еще одним копателем поехал на ярмарку янтаря в Гданьск. Заплатил на таможне тысячу долларов и провез с собой пять кило янтаря. И вот ходим и присматриваемся. Покупателей много, да больно хитры польские скупщики. 

Сказали не критиковать правительство – молчу. Сказали менять фамилии – считаю верно. Давно пора моей теще Марие Коноплянской стать Конопляненко, а ее знакомому Льву Айзенштейну стать благонадежным Айзенштейненко. Мне сказали, что москали не братья, а волки - согласен. А братья теперь  – татары и турки. Так и будет. Теперь будем с татарами перцовку гнать и салом закусывать. Вот с этим стандартным багажом я и прибыл на ярмарку янтаря, бижутерии и ювелирных камней под названием Amberif.

Я не знаю, что это такое, но ярмарка проводится каждый год. Ничего странного, оборот янтарного бизнеса 300 миллионов евро в год. Наш, украинский янтарь весь в Польше. Вывозят за гроши, а цены за прошлый год взлетели на 30 процентов. Поэтому и приехал, если сдам свой товар дома, получу 1500 евро, а здесь – семь тысяч.

 Цены сейчас такие: 1 кг мелкого янтаря весом от 2 до 5 грамм стоит здесь 500 евро, 1 кг камешков покрупнее весом от 10 до 20 грамм стоит уже 1500 евро, а мы у себя полякам продаем в десять раз дешевле.

1 кг самоцветов от 20 до 50 грамм в Гданьске продают за 3000 евро, а 1 кг камней весом от 200 до 300 грамм стоит здесь 5000 евро. В Украине мастера не могут найти камни, все идет в Польшу. Следом за камнем едут сюда и мастера. Калининград 4 года назад хотел построить город мастеров, пригласить из Польши, Литвы – да не получилось.  Лидер по продажам изделий из янтаря Польша. На втором месте – Литва, на третьем – Россия. Украина далеко позади, хотя украинский янтарь очень котируется. Называется он бурштын, это смола хвойных деревьев, который образовался 40 миллионов лет назад. В народной медицине используется в лечении различных болезней – от сердечных до онкологии. Только на Украине добывают зеленоватого цвета янтарь, очень котируется среди польских ювелиров. На ярмарке узнал, что и среди российских тоже. Свой янтарь москали продают в Польше, а наш бурштын вывозят в Россию и здесь он у мастеров нарасхват. Москали всегда грабили и грабят Украину. Я за свой рабский труд копателя возле поселка Клесова на Ровенщине зарабатываю от силу 200 евро в месяц, здесь, в Гданьске узнаю, что за эти гроши я еще должен проглотить такое унижение – уникальный наш зеленый янтарь идет и в Польшу и в Россию.  Самая невыносимая вещь на свете – правда.  Но это пустяк, это еще можно проглотить и закусить. Но вот идем дальше, и встречаю известного на ярмарке спекулянта, пана Ежи Ольштынского.  Вообще – то он Войцех Жмудь, ну да ладно, здесь все жулики и спекулянты.

Как дела на Ровенщине?  – на чистейшем украинском спрашивает меня пан кровопийца.

Не дожидаясь ответа, рассказывает мне как дела на Ровенщине. Госкомпания «Укрбурштын» накопала в прошлом году две тонны янтаря по всем семи областям, где ведется добыча. А в Польше оказалось – со смехом говорит пан Жмудь – 24 тонны вашего янтаря. Как такое может быть, если таможня не работает на вашем Гуляй-Поле на Ровенщине и на Житомирщине?

Пан Жмудь ласково обнимает меня за плечи, со мной он откровенен, в прошлом году мы с ним уже встречались. Пан бывал у нас на Ровенщине и приобрел там два камня весом чуть более четырех килограммов. Приобрел по 40 тысяч евро каждый, а в Гданьске продал немцам за 150 тысяч за штуку. Предлагает отметить встречу.  Пьем – закусываем и с каждой минутой все сильнее хочется заехать пану Жмуди в морду.

Ровно и Житомир превратились в АТО, – со смехом говорит скупщик. – Меня раз пять останавливали блокпосты.  Да ты лучше меня знаешь, как там у вас.

Он говорит то, что знают все на Украине и говорит со смешком, с иронией. То, к чему мы все привыкли, в устах пана Жмуди все выглядит как очень черная сказка про пять счастливых квакушек на болоте, в котором завязли миллионы людей.  И которое никто не хочет замечать.

Залегает зеленый наш янтарь между корнями хвойных деревьев, в слое синей глины. Копателям достаточно лопаты, что разбогатеть. Да вот разбогатеть удается немногим. В Клесово некоторые отстроили дома не хуже чем на Рублевке.

 Янтарная лихорадка на Северо – Западе Украины началась в 1980-е годы. Клондайк находится всего в четырех часах езды от Киева и вы оказываетесь на Аляске времен Джека Лондона. Одно отличие: великий уравнитель шансов здесь – автомат Калашникова. У каждого хозяина своя территория, свои рабы и своя армия. Через блокпосты не проехать, а если пропустят, то выехать не позволят. Люди пропадают на болотах, превращенные в рабов. Кто за мизерную плату, кто за дозу наркотика. Местных жителей в те далекие 80-е годы просветили заезжие поляки. До войны эти земли были польскими, граница с СССР проходила рядом с Олевском. Сейчас здесь самое большое число копателей в Житомирской области, в день некоторые добывают до сорока кило янтаря.

Не удивительно, что Олевский охраняется блокпостами и проникнуть  в зону  могут только романтики и такие крупные скупщики как пан Жмудь.  Первых отстреливают, вторым – охрана. Таможня украинская работает четко, и провезти 1 кг  янтаря стоит от ста евро, в зависимости от качества и веса. Таможня штрафует всех, кто самоцветы покрывает слоем мелких камешков и очень обижается на непорядочных контрабандистов. Эти платят по двойному тарифу. Пан Жмудь тоже их презирает и с удовольствием сдает своим друзьям на таможне. В рядах янтарной мафии должны быть только честные спекулянты и перевозчики народного достояния.

Какие-то депутаты – идеалисты пытались поломать годами налаженный бизнес и предлагали Раде окоротить аппетиты янтарных баронов. Председатель Оленевского райсовета Николай Харченко предлагал в прошлом году, дабы спасти Украину от разора и позора сырьевого придатка Польши,  ввести в зону добычи войска. На что получил вопрос от члена Верховной рады Борислава Розенблата : « Есть у вас гарантии, что нищие наши гвардейцы – спецназовцы сами не станут копать янтарь или не наймутся в банды местных баронов?».

 Армии баронов воюют друг с другом за жирные территории и им свежие силы очень нужны. У каждого барона свое Гуляй-Поле и каждое поле нуждается в пополнении охранников гульбы.  Нацгвардия получает  300 евро в месяц, а здесь есть шанс за ночь накопать на сто евро и промотать их в местных борделях.

Не раз и не два ровенские махновцы разоружали присланных на усмирение янтарной мафии отряды нацгвардии. Еще и спасибо говорили Киеву за проявленную заботу – снабжение современным оружием.

Вернемся к нашему разговору со скупщиком.

- В Ровно хотят открыть биржу янтаря, как у вас в Гданьске и в Клайпеде – пытаюсь я прервать издевательский монолог пана Жмуди.

- И где эта биржа, о которой я слышу уже три года? А биржа в Гданьске дает Польше 26 миллионов евро прибыли – иронизирует скупщик. - Из Украины за один год в Польшу поступает до тридцати тонн янтаря. Из них официально – три тонны, которые продает нам «Янтарь Украины». 

-Можно подумать, что русские не воруют – пытаюсь защититься от передозировки негатива.

- Воруют, еще как воруют, - отвечает пан Жмудь – Да только воров там гоняют, недавно перекрыли канал из Калининграда в Литву, до 150 тысяч евро в год чистой прибыли. А у вас таможня работает на Ровенщину и на их хозяев в Киеве. Со времен Кравчука пять ваших хозяев кормится на янтаре. В 2006 году  на законопроект о легализации добычи янтаря наложил вето Ющенко. Позднее тоже самое сделал и Янукович. При Кучме и Кравчук этот вопрос вообще не поднимался. Достояние народа стало добычей янтарной мафии президентов. Каждый новый хозяин меняет баронов и поднимает ставки. А наживается на этом Польша.   Ну что, пан Стецко, так и будешь всю жизнь копателем?

Трижды мне страстно хотелось прикончить мерзкого скупщика.

- А задуши меня, пан Стецко, - ласково говорит пан Жмудь и снимает галстук; шея морщинистая, противная, стариковская, а глаза полыхают весельем шляхетским, глаза зоркие, злые, беспощадные. – Да только не убьешь меня. Ты боль знаешь.

Верно, знаю, мы говорили об этом с ним в прошлом году. Тогда я не придал значение, а сейчас вспомнил очередь на таможне. Передо мной стояло пять человек, все на ярмарку. Сдали бабки – провози.

- Дело не в тебе, мелкий копатель и не в твоей ненависти к москалям,  я их презираю не меньше, чем вас, – сказал тогда пан Жмудь. – Тот, кто вывозит янтарь – дважды подонок. Грабить родину - еще не все.  Но ты убиваешь мастера.

В самую точку попал пан Жмудь. В этом боль моя. Сердце сжалось от страха, шляхтич проник так далеко, где нет у меня защиты.

Мы с тобой давно знакомы, работаем с этим великим камнем, когда – то оба были ювелиры и знаем в чем боль.  Продавая янтарь, вы убиваете своих мастеров. До чего дошло, русские продают свой янтарь и мастерам своим покупают янтарь в Украине. Настолько дешев на Ровенщине камень.

Скупщик как ловко поддел панцирь, под ним беззащитное сердце.

 - Это не просто биржа янтаря. Здесь видно как все янтарные страны и нации работают с великим камнем, со своим богатством, - говорит пан Жмудь.- Янтарь добрый, солнечный, наивный, из него можно сделать Янтарную комнату и дать миру десять великих мастеров. А можно вывезти и продать на ярмарке и ругать москалей за то, что поляки на вашем камне создали десять янтарных династий. За что и идет борьба тайная между янтарных наций балтийских. Или пан Стецко этого не знает?

Мы это знаем, Клайпеда тоже, все побережье балтийское знает, латыши, русские…  Сила у того, кто создаст десять великих династий янтарных мастеров. А вы, панове с Ровенщины, сидя на золоте, можете и дальше гонять на трассе русские фуры. Мы за это время из вашего камня сделаем Янтарную комнату.  Все еще хочется пану Стецко задушить старика или выпьем?

Мы выпили, пан Жмудь хлопает меня по плечу - На Ровенщине семь храмов отняли у православных. Мало, на Тернопольщине девять отняли.

Опять страстно захотелось задушить мерзавца скупщика. Да только очень не хочется приближаться к веселым глазам. Вроде бы сочувствует, объясняет, а глаза беспощадные.

Гоняйте москалей, - радуется лях - гоняйте фуры с капустой, а нам янтарь ваш везите.

Подумалось мне, что напрасно Тарас Бульба сына своего убил. Был бы сейчас у нас свой пан Жмудь. Редкий сукин сын, да в том – то и дело, что редкий. 

- За тебя как за камешек двухграммовый европейцы дадут пять евро, а я самородок  весом в пять кило, за меня немцы дадут четыреста тысяч евро - бахвалится подвыпивший сукин сын.

- Это вы можете, куражится, - защищаюсь я и выжидаю, чувствую, не время кипятится, не все еще сказал старый скупщик.

- Мастер живет мечтой, оставить родине свою Янтарную комнату – сказал поляк.

«Пусть живет», - подумал я,- «может, кто из наших копателей попадется в его сети паучьи, прислушается и спасибо скажет. Хотя бы про себя».  

- Как я теперь на родину вернусь? – спрашиваю у ляха хитрющего. - С этой болью и с этой завистью.  Раньше я думал, самое противное, что можно встретить на ярмарке в Гданьске - вот это презрительное отношение скупщиков к украинским копателям как к пришельцам из 15 века. Сейчас я думаю о этой тайне Балтийского моря  – если уж вам бог дал солнечный камень, ваш долг вырастить десять великих янтарных династий.

Я бы все забыл и сделал вид, что все это обычный шляхетский гонор.  Но правда хитрее польского скупщика.  Все наши президенты и не думали закрывать Ровенскую свою малину.

Тысяча копателей разоружили сто нацгвардейцев, да еще им денег дали в благодарность за доставку оружия.

Никто порошенкам не скажет, так поезжайте на ярмарку в Гданьск, где вам любой пан Жмудь скажет вам: Европа – это не география.   

Как только в Ровно возникнет янтарная биржа, старатели станут давать налоги и на бирже вы увидите украинского пана Жмудя, вот тогда Украина из географии станет частью Европы.

- Ни наш Лешек, ни Милош, ни даже сам Сорос или Джеффри Сакс вам не помогут, – кислотный дождь из ехидных слов скупщика бьет по моему сердцу укропатриота.  Мне бы зонтик, да нет его.

Справка:Иван Милош  бывший министр финансов Словакии, успешный реформатор, аналог Лешека Бальцеровича  из польского кабмина, которого Киев никак не смог соблазнить занять место Яценюка.

- Откройте биржу как у нас и в Клайпеде, тогда скажем, что  Украина – Европа - наслаждаясь каждым кусочком стейка, говорит скупщик- гурман.  – А пока мы скупаем, вы копайте. Выпьем пан Стецко.

-Так с чем я вернусь,- сверлит меня вопрос – опять гонять фуры и кричать на дальнобойщиков: «Не хрен здесь шастать»?  Значит патриот тот, кто не желает замечать, как обворовывают Украину? Просто стой на трассе и нечего ездить в ехидный Гданьск.

Ляшковцам и порошенятам, легко сотрясать воздух в Раде. Вы поезжайте на ярмарку янтаря и увидите, как к нам ласкова шляхта. Поглядим тогда, как запоется вам «Слава Украине», когда пан Жмудь спросит у вас:  «Бурштын есть, еще не весь вывезли?

Если у вас не заполыхает сердце и не швырнете подлецу скупщику желто- зеленые камешки в его наглые смеющиеся глазенки, значит и дальше будем гонять фуры российские на потеху Европы, а на потеху Польши продавать ей по дешевке наши богатства.

- Все еще хочется задушить меня? – прикончив стейк, спрашивает скупщик. - Я же вижу,  как горят глаза пана. Прикончите меня, и вся Польша будет над вами смеяться. Пять президентов – воры и сделали потомков первого укра - Геракла копателями. Нищая Белоруссия тратит миллионы на обводнение болот, а вы высушиваете болота и губите леса, что бы взять бурштын.

В четырех часах от Киева республика Бурштыстан, Колумбия в сердце Европы. У них изумруды, у вас янтарь. Все остальное один к одному: банды воюют за шахты, есть хозяева, смотрящие и рабы. Так кто ваши враги – резвится подлый пан скупщик – москали, венгерский премьер Орбан, шляхта или те, кто превратил родину Леси Украинки в Колумбию?

Нельзя победить коррупцию, если пять президентов заставили смириться с их Буршыстаном - это я понимаю. Меня гложет тревога. Вот вернулся я с ярмарки домой  и никому ни слова о польском скупщике, никакого пана Жмуди в помине нет. Если Колумбия в самом сердце страны - норма, рекомендуется не замечать – и не замечаем, то выходит, права не имею никому рассказать о десяти великих янтарных династиях.  А что взамен этой красивой балтийской мечты? Если Бог подарил нации солнечный камень, долг ее - создать династии мастеров. Всем порошенятам вопреки.